Здание ЦБ РФМожет ли ЦБ контролировать небанковских платежных операторов?

Вопрос, вынесенный в заглавие статьи, конечно, интересный.

С одной стороны, сломано немало копий и выпито друг у друга много крови конкурирующими участниками рынка в мирных и не очень дискуссиях на тему, имеют ли право небанки осуществлять некий де-факто ими уже освоенный спектр платежных операций. Для стороннего наблюдателя впечатление с переднего края этой схватки таково, что лоббистам небанковских платежных операторов в последнее время чаще сопутствует удача.

Действительно, если мне-небанку при наличии договора с дружественной кредитной организацией позволено принимать платежи от физических лиц в адрес операторов сотовой связи, то какие аргументы из области здравого смысла — подчеркиваю, не законодательные запреты или отсутствие нужного слова в приведенном  в законе перечне, а объективные экономические или социальные доводы — не позволяют  осуществить по поручению того же физлица платеж в адрес кредитной (!) организации (правда, не той, с которой у меня договор, но лицензия ей выдана тем же учреждением — Банком России) в погашение потребительского кредита?

Один мой знакомый, между тем, накопил нешуточную задолженность перед банком лишь потому, что в течение двух месяцев подряд физически не мог оказаться в том отдаленном московском районе, где расположено выдавшее ему кредит отделение банка. А другие банкоматы, филиалы и отделения того же банка платежи в погашение кредита не принимали. С каким бы наслаждением мой приятель заплатил натекшие проценты вместе с пенями на терминале в ближайшем гипермаркете — у небанка, но для банка как конечного получателя!

И — вопрос на этот раз совсем не риторический — так ли единодушно в данном вопросе окажется банковское лобби, отстаивая «запрет на профессию» платежного оператора для небанков? Какой из двух интересов банковского сообщества здесь перевесит — зарабатывать комиссию на процессинге платежей или своевременно получать обратно тело выданных ранее кредитов вместе с процентами?

А теперь, дорогие читатели, попытаемся перенестись на улицу Неглинную — или на Житную, кому как нравится — и взглянуть на процесс с точки зрения регулятора. Небанковские операторы не подлежат контролю Банка России, как ему не подлежит приснопамятный герой анекдота, торгующий семечками у здания госбанка (помните: «Мы договорились: я не даю взаймы, а банк не торгует семечками».) Хороша или плоха анархия в платежной отрасли — двух мнений быть не может. Плоха, и продлиться может лишь до краха первого же среднекрупного платежного оператора, после чего может наступить резкое завинчивание гаек.

Но как быть с тем, что отсутствует субъект регулирования? Я не раз уже в различных публикациях рассказывал о «прелестях» австрийской модели образца 2005-6 гг., в которой в прокрустово ложе специального правового режима не вписался ни один, подчеркиваю, ни один оператор электронных денег, банки продолжили эмитировать электронные деньги в рамках местного Закона о банках и банковской деятельности (а что им еще оставалось?), тогда как довольные мобильные платежные операторы, не найдя о себе строчки ни там, ни там, продолжили безбедно жить и развиваться вне контроля каких-либо специальных регуляторов.

Что может применить регулятор, чтобы контроль все-таки был, но при этом не становился удавкой для инновационной, быстрорастущей отрасли, имеющей право на эксперименты и на предпринимательские риски?

Думаю, ЦБ может действенным образом контролировать небанковских платежных операторов. И для этого ему не надо на них распространять свои контрольные полномочия. Достаточно соблюдения двух условий:

А) выполняющий определенный спектр банковских операций небанк в обязательном порядке связан договорными отношениями с каким-либо российским банком;

Б) ЦБ детально предписывает банкам разрешенный регламент взаимодействия с такого рода небанками.

Может ли Банк России контролировать жизнедеятельность кредитных организаций, зарегистрированных в юрисдикции Науру, на крошечных островах в Тихом океане? Вряд ли, однако его компетенции оказалось достаточно, чтобы предписать российским банкам такой регламент отношений с наурианцами, который раз и навсегда сделал практически невозможным использование схем с океаническими контрагентами для разных нехороших дел. Данная аналогия не относится исключительно к оффшорным банкам: она легко распространима и на отношения, складывающиеся между российскими банками, с одной стороны, и любым классом контрагентов, в отношении которых Банк России сочтет целесообразным установить специальный регламент взаимодействия.

«Ложкой меда» для участников рынка (если считать «бочкой дегтя» легкость их превращения в субъектов косвенного контроля банковским регулятором) будет тот факт, что при такой схеме регулирования им уже точно не обязательно становиться банками, и при таком раскладе высвободившиеся денежные средства они могут направить — вместо приобретения банковских лицензий — на модернизацию процессинга, скупку более мелких операторов, снижение тарифов… одним словом на благие цели, потенциально полезные нам с вами как потребителям их услуг.

(Всего прочитано 17 раз, из них 1 посещений сегодня)
0