Моя однокурсница вышла замуж за симпатичного немца Томаса и работает в австрийском банке в австрийской же столице, городе Вена.

Мы с женой в начале января 2002 года поехали как туристы в Вену.

Я был первым, кто показал австробанкирской семье, как выглядят «их» наличные евро. Да еще и одолжил им на пару дней небольшую сумму евронала — благо австрийские банкоматы, в отличие от московских, его еще не отгружали.

Постскриптум. Наличные евро были введены в странах ЕС с первого января 2002 года. На бумаге.

Этот январь я встретил в не менее славном городе Кельн. Деньги (стодолларовые наличные евро, купленные в московском банке) кончились на третий день. Кредитная карта размагнитилась за пару дней до поездки, и обращение в банк за ее перевыпуском планировалось по возвращении. Зато в карманах наблюдалась пара симпатичных пятисотевровых бумажек. И тут меня ждало горькое разочарование.

— Цу филь гельд (Очень много денег) — не сговариваясь, сказали мне в отеле, в торговом центре, в турецком банке, в Шпаркассе (аналоге Сбербанка), на почте, в ресторане, в магазине сувениров… Вспоминалась фраза классика: «От жажды умираю у ручья». Финансы между тем реально кончались.

Решение было найдено. В космополитической пиццерии, нагло глядя в глаза официантке-туниске, я показал ей купюру и сказал: «Имею только такие деньги. Чаевые дам хорошие». Через 20 минут девушка вернулась с ворохом мелких купюр, за минусом двухпроцентных чаевых.

Они совсем иные, товарищи. В столь многом, что мы, кажется, должны бы это учитывать, ан нет. Суммирую свои впечатления, быть может, банальные для часто ездящих в Европу,  быть может, в чем-то новые для тех, кто, как я, посещает ее от случая к случаю.

В Германии довольно сложно купить билет на поезд, городской трамвай, сигареты, презервативы, газету, сеанс азартной игры не у автомата. Обезлюживание приема платежей сопряжено с весьма сложной системой навигации по меню различных железяк.

Добровольно-принудительный прибор — паркомат — молчаливо торчит на тротуаре каждой второй улицы, приглашая занести в нее монетку согласно напечатанного на устройстве тарифа — или сэкономить, но с риском, в случае «попадания», оказаться в компьютерах в качестве злостного нарушителя. Вилка тарифов определена свыше, на федеральном уровне, конкретные же тарифы на местности устанавливает решение органа местного самоуправления.

Т.н. «Гельдаутоматы» (банковские терминалы самообслуживания)  стоят повсюду и заметны. У них всегда клубятся мини-очереди.

В Германии нету скретч-карт мобильной связи. Скажу не Бог весть какую новость — но там доверяют сотовым абонентам настолько, что преобладающей является кредитная система оплаты.

В Германии куча неэлектронных локальных платежных систем («Таушринге», кольца обмена — эквивалент англоязычных LETS и французских SEL) — судя по данным соответствующих сайтов, по их количеству страна обогнала даже США и уступает только Британии, Франции и Австралии. Пару раз их следы встречались в маленьких туристических городках, где в магазинах (пряничных домиках) наряду с различными видами кредитных карт и электронной наличностью в качестве возможного платежного средства  указывается какой-нибудь местный купон.

Забыл еще один милый штрих. При средней продолжительности жизни в 83 года у немок и 79 лет у немцев среднедушевой размер пенсии при нынешнем курсе приближается к 1000 долларов в месяц.

Чего не хватает отечественным ЭПС для масштабирования своей активности на сытую и технизированную донельзя Европу?

При масштабной экспансии российских сырьевых капиталов в стиле покупки «Челси» весьма мало слышно о развитии вовне игроков рынка ЭПС. Отдельные отголоски прорываются. Не претендуя на глубокую осведомленность, упомяну лишь в качестве отрывочных информационных поводов: давний американский проект Paycash  и сети супермаркетов «7-11», контакты Chronopay с английским Moneybookers, размещение терминалов ОСМП в традиционных туристических местах отдыха россиян, экспансию игровых терминалов российского происхождения в Восточную Европу и Латинскую Америку….  Однако недостает общей идеи. Может ли ею стать вхождение российских ЭПС в заранее разогретый и жаждущий дополнительных парабанковских услуг, платежеспособный западноевропейский рынок? Под силу ли русскому бизнесу европейское лицензирование институтов электронных денег? Время покажет.

(Всего прочитано 9 раз, из них 1 посещений сегодня)
0