Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ /Андрей Королев, глава представительства MasterCard Europe в России рассказал BG о том, как идет платеж по виртуальной карте и почему он не всегда доходит до адресата.

BUSINESS GUIDE: Что дают виртуальные деньги?

АНДРЕЙ КОРОЛЕВ: Виртуальные деньги — это, по сути, аналог наличных средств, и их использование может быть абсолютно анонимным. Уже сейчас десятая часть населения мира совершает покупки через интернет. Ожидается, что к 2010 году объем сетевых продаж только в Западной Европе составит $200 млрд.

BG: А вы считаете такие «платежные суррогаты», как PayPal, e-gold, WebMoney, конкурентами виртуальных денег?

А. К.: Теоретически любой платеж, проходящий через такую систему, мог бы быть проведен по виртуальной карте. С этой точки зрения — да, мы конкуренты. Но в реальности речь идет о разумном соотношении. Насколько мы делим рынок с суррогатами, сложно сказать. Не всегда легко провести четкую грань между наличными и безналичными расчетами. С одной стороны, в сети вся оплата идет по безналу, а с другой — денежные средства нужно где-то ввести. Как показывает статистика, деньги в платежные суррогаты поступают в том числе и с платежных карт.

BG: А что популярнее?

А. К.: Хороший вопрос. Я хотел бы найти на него ответ. Насколько мне известно, виртуальные карты не так активно используются, как могли бы, по целому ряду причин…

BG: Да, некоторые интернет-магазины отказываются работать с виртуальными картами. С чем это связано?

А. К.: Теоретически эта ситуация невозможна. Ни интернет-магазин, ни эквайер никогда не знают, какой вы картой расплачиваетесь. Вид вашей карточки известен только банку-эмитенту, а он этой информацией с остальной цепочкой не делится. Подобная ситуация может возникнуть, только когда курьер привозит подписывать слип. Но это примерно то же самое, что и в обычной торговой точке после введения пин-кода попросить клиента еще расписаться. Это абсолютно ненужная операция.

BG: А какие гарантии тогда могут получить торговые компании, работающие в интернете?

А. К.: Виртуальные карты решают конкретную задачу безопасности пользователя, но они не дают торговой точке 100-процентную гарантию оплаты.

BG: Если оба конца трансакции, сумма сделки и данные о покупателе строжайшим образом засекречены, получается, что поставщики интернет-услуг, которые всю эту информацию передают, являются слабым звеном в системе электронных платежей?

А. К.: Сейчас все данные кодируются, что делает невозможным их анализ для третьих сторон, в том числе для провайдера. Понимаете, проблема безопасности не решается одной технологией или протоколом. В этом вопросе нужен комплексный подход. Есть технологии, которые идентифицируют пользователя, с одной стороны, есть технологии, которые дают гарантию торговой точке. Действительно, проблемы с передачей данных когда-то имели место, однако с появлением соответствующих протоколов эта тема теряет актуальность.

BG: Тогда почему продавец не получает свои деньги?

А. К.: Чаще всего из-за мошенников. Схемы могут быть очень простые. Совершая покупку через сеть, покупатель не подписывает чек, который идентифицирует его личность и гарантирует оплату. Этот дает возможность отказаться от покупки. Достаточно позвонить в банк и сказать, что вы не совершали подобных платежей в сети. В этом случае эмитент не платит эквайеру, а эквайер, в свою очередь, не переводит средства торговой точке. Вот вам и стопор развития рынка электронной коммерции.

BG: И как эту проблему решить?

А. К.: В США, например, была разработана услуга address verification («проверка адреса»), которая давала возможность подтвердить адрес любого человека. Это решение снижает риски торговой точки. По-моему, не так давно address был запущен в Великобритании.

BG: А что в России?

А. К.: Приведу характерный пример. Около 15 лет назад российские банки начали эмиссию пластиковых карт. У них была возможность с самого начала ставить самые передовые технологии, в то время как западным банкам приходилось тратить существенные средства на модернизацию оборудования 40-летней давности. Казалось бы, замечательная возможность — сделать рывок в развитии. Но некоторые российские банки слишком поспешили: они ввели микропроцессорные карты до того, как появился международный стандарт. И хотя понимали, что будущее за микропроцессорами, тем не менее оказались на тупиковой ветви технологической эволюции.

* Мнение Редакции MoneyNews может не совпадать с мнением авторов оригинальных материалов.

(Всего прочитано 22 раз, из них 1 посещений сегодня)
0