Как возникает корпоративная частная валюта?

Да очень просто.

Я прихожу в обычное кафе, где бывал не раз. На столе я замечаю мини-буклетик и с интересом начинаю его читать. Оказывается, в кафе сменились правила. Теперь я могу воспользоваться скидкой по бонусной карте в размере 10% от каждой покупки. Всего-то мне и надо для этого сделать две вещи. Попросить у кассира такую карту и пополнить ее баланс при открытии, по меньшей мере, пятьюстами рублями (около 20 долларов; доллар нынче непривычно падает – не удивлюсь, если к моменту опубликования статьи «зеленый» эквивалент станет равен 21 или 22).

Что произошло? Мои рубли могли себе спокойно обращаться еще неограниченное число раз, попадая при этом к неограниченному кругу участников товарных сделок. Вместо этого они обменялись по выгодному курсу (1 : 1.1, что примерно равно 0.90) на связанные рубли в системе ограниченного обращения. Т.е. кафе получило неограниченно ликвидные рубли, а я – единицы, которыми вместо рублей могу по выгодному курсу свободно расплатиться… но только в том же кафе, больше нигде. 10% дисконта – плата эмитента за выбор мною его валюты, за добровольное связывание моих средств в будущих товарах одного эмитента. Выгодно ли это мне – зависит от того, постоянный ли я клиент этого заведения и велика ли средняя сумма моего счета. В других подобного рода системах с меня просто взяли бы такую же (или бОльшую сумму) за дисконтную карточку.

Какие факторы здесь дополнительно приходится брать в расчет? Во-первых, бюджетный ограничитель. Система не должна разориться, предоставляя мне скидку с обычной цены в размере дисконта. Это позволяет предположить, что, в отличие от предприятий общепита, с их традиционно высокой наценкой на себестоимость блюд и напитков,  другие сферы предложения товаров и услуг не смогут держать столь выгодный курс. Так, у гипермаркетов, по моим сведениям, общая валовая маржа ниже, чем мои 10%, поэтому в их случае 3-5% дисконта – максимум, на что я смогу рассчитывать.

Все обычно опасаются, что независимые эмитенты будут злоупотреблять сверхэмиссией. В нашем случае это означало бы, что данное кафе, переоценив свои силы, ударно выпустит 1000 бонусных карт, без промедления инкассирует первые взносы участников на их карты, а затем в обеденный перерыв в кафе будет яблоку негде упасть. Тогда придется или сворачивать карточную программу, или ухудшать ее условия, или впрямую столкнуться с потребительским экстремизмом, поскольку качество услуг, оказываемых на фиксированных ранее условиях, неизбежно снизится.

Почему-то забывают о второй опасности, которая не менее реальна.

В студенчестве я жил год в Париже, на канале Сен-Мартэн. Распаковав вещи в первый день по приезде и выйдя погулять по каналу, я был поражен вывеской на ближайшем магазинчике модной одежды: «Резня цен! Скидки до 40%!». Уезжая через много месяцев, я в последний раз прошелся по каналу и увидел плакат: «Неслыханная резня цен! Скидки аж до 80 процентов!»

Обладание своей валютой может быть использовано не только для сиюминутного «выхода в кэш», но и наоборот, для ценового демпинга, скрытого от клиентов и отчасти от контрольных органов дисконтными программами.

То есть помимо собственно денежного компонента, бонусная программа есть оригинальный маркетинговый инструмент.

Если наш законодатель не задавит эту модель отношений жесткой регламентацией, то она может стать еще одним общепринятым режимом налогообложения (наравне с «шестипроцентной упрощенкой»), поскольку позволит продавцу, при желании, выводить некоторые виды общефирменных расходов за пределы цены продукта, а покупателю – экономить от прямого снижения цен.

Европейцы к вопросу подошли достаточно рационально. Моноэмиссии до 1 млн. евро возможны и не подлежат лицензированию. Пожалуй, нечто подобное приемлемо и у нас. Такой высокий лимит преодолевают из моноэмитентов почти исключительно естественные монополисты (типа городских метрополитенов), а уж они-то о себе всегда смогут позаботиться и отстоять свои интересы в самых высоких кабинетах.

Но я бы все-таки предложил ввести уведомительный порядок и разработать хотя бы в теории обязательства моноэмитента и перечислить стандартные реквизиты бонусных карт. Иначе в один прекрасный день, придя к любимому дискаунтеру, мы рискуем застать некогда шумное кафе опустевшим, а наш корр-счет в предприятии общепита – обнуленным.

(Всего прочитано 8 раз, из них 1 посещений сегодня)
0