Артем ГенкинНе секрет для участников рынка, что в настоящее время несколько соперничающих команд с разным бэкграундом и, соответственно, различными лоббистскими возможностями, наперегонки проталкивают свое видение будущего российских электронных денег (ЭД) и электронных платежных систем (ЭПС) как в массы (пользователям и клиентам ЭПС) так и на уровне законодательного лоббирования.

Служенье муз не терпит суеты. Так вот и в сложном деле описания нынешней ситуации с электронными деньгами и прогнозирования-моделирования их завтрашнего дня недопустимо быть слишком ангажированным одной – пусть даже родной и понятной – идеологией построения платежной системы. Невольно рискуешь проглядеть ту роскошь разнообразия видов ЭПС, которые сейчас – все еще мирно — вольготно пасутся бок о бок на российском электронном рынке. (Мирно – потому что рынок до сих пор не насыщен. По расчетам автора, объем наличных платежей российских граждан за коммуналку, связь, Интернет и потребкредиты на сегодня раз эдак в 8 превышает суммарный оборот всех российских ЭПС. Есть где развернуться!)

На этом месте читатель начинает тяготиться долгим предисловием и требует конкретики. Он прав. Взять бы вот к примеру…

Тут мне вспоминается одно место из отчета коллеги, умницы-юриста, съевшего собаку на расчетных отношениях. Цитата въелась в мозг, настолько она безапелляционна… и ошибочна: «Таким образом, все современные электронные деньги суть предоплаченные финансовые продукты».

А знаете ли вы, уважаемые мои читатели, это ведь не так! Существуют системы двух типов. Первый – так называемый дебетовый – ведет свое начало аж с середины 19-го века, когда в США, в эпоху «диких банков», любой эмитент собственных денег должен был предварительно на ту же сумму по номиналу заложить в офисе Контролера Штата (нечто вроде гибрида современных ФСФР и ФАС) госденьги или государственные ценные бумаги. Последние, понятное дело, потом инфлировали, эмитент ЭД, строго следуя закону,  докупая и довнося обесценивающийся залог,  разорялся, причем – парадокс – его разорял конкурирующий эмитент – государство!

Директива ЕС 2000 года о т.н. институтах электронных денег (также в русских источниках называемых учреждениями по выпуску электронных денег) придерживается того же принципа, ставя во главу угла механизм предоплаты госденьгами эквивалента эмитируемой, затем частной электронной валюты. Несмотря на исключения (возможность выпуска необеспеченных мелких эмиссий, например, школьных денег закрытого циркулирования), общее правило оставляет за бортом второй, кредитный, тип систем, в котором никакие эмитируемые единицы не предоплачиваются госденьгами.

Как работает такого рода система? Да, собственно, как любой банк, занимающийся кредитованием. Физики (или юрлица, смотря по регламенту системы) знакомятся с ее правилами, платят вступительный взнос и получают членство. После этого система анализирует предоставленную ими информацию (бухгалтерскую, хозяйственную и пр.) и на ее основе присваивает новым участникам тот или иной кредитный статус, что, в свою очередь, определяет величину предоставленного данному участнику лимита кредитования в эмитируемых системой единицах. Дальше система берет комиссию в своей валюте за каждую трансакцию и попутно контролирует поведение участников. У них есть, как правило, двойной лимит. С кредитным лимитом все понятно. Участник не должен набрать за системные единицы товаров и услуг, а потом скрыться, подрывая доверие пользователей к системе и навсегда обнуляя свою деловую репутацию. Интереснее обстоят дела с дебетовым лимитом. Он тоже не приветствуется: система поощряет трансакции, оборачиваемость и, наоборот, дискриминирует пассивное накопление, например, облагая его процентами от величины остатков, как и кредитовое сальдо.

По вышеописанной схеме сейчас не работает ни одна из известных автору крупных российских ЭПС. В то же время элементы такой схемы можно увидеть в ряде западных локальных денежных систем (типа LETS) и международных бартерных систем (в свое время на рынке РФ по франшизе пыталось продвигать свои услуги отечественное подразделение компании Bartercard). Определенное сходство с кредитной схемой наблюдается и в регламенте работы отечественных бонусных программ лояльности (на слуху в этом секторе рынка системы Mnogo.ru и «Малина»).

С большой вероятностью развитие российского законодательства пойдет по пути перепева евросоюзовских нормативных актов и, следовательно, выпячивания схемы ПФП (предоплаченный финансовый продукт — Прим.Ред.) как единственно легитимной. Жалко будет с водой выплеснуть и ребенка…

(Всего прочитано 10 раз, из них 1 посещений сегодня)
0