Помнится лет десять назад, когда платежные системы еще только выходили на рынок, один из отцов-основателей отрасли обронил в разговоре со мной фразу о том, что мы сейчас присутствуем при рождении финансовой структуры, которая рано или поздно похоронит банковскую систему.

Я не поверил, но ему быстро удалось убедить меня в том, что в этом предположении есть здравое зерно. Банковская система ориентирована на реалии прошлого или даже позапрошлого века, безналичные деньги обладают кучей недостатков, которых мы вроде бы и не замечаем, — просто потому что привыкли к ним. Она во всем мире срослась с государственными институтами, и став, по сути, частью госаппарата, утратила обратную связь с бизнесом и вышла за рамки рыночных механизмов регулирования.

Хорошенько изучив тогда этот вопрос, я вынужден был согласиться с тем, что если банковская система и изживет себя, то ее место займет именно то, что сейчас называется системами цифровой наличности. Помнится, тогда я даже написал статью под названием «Банковский убийца», которая до сих пор кочует по сети.

Но одно дело «теоретически» согласится с тем, что банковская система изжила себя, и совсем другое — понимать практические реалии. Несмотря на «устаревшую сердцевину» банковская система сейчас сильна, как никогда, и ноги, на которых стоит это колосс, отнюдь, не глиняные. Кому бы не принадлежали мировые материальные ресурсы, распоряжаются этими ресурсами в краткосрочной перспективе именно банки. И если возникнет такая потребность, то банкам ничего не стоить собрать на нужном участке финансового фронта все силы в один огромный кулак и одним ударом решить все проблемы.

Все эксперты, с которыми я общался в те времена, были единодушны: как только объем рынка, на котором работают платежные системы, вырастет до величины, интересной банкам, те в мгновение ока займут этот плацдарм, сметя с него первопроходцев…

Прошло десять лет. Рынок платежных систем рос и рос, и даже начал приближаться по размерам к госбюджетам некоторых стран. Все это время я ждал, когда же!

И потому, когда от имени Ассоциации Российских Банков ко мне пришло приглашение посетить пресс-конференцию, анонсирующую Международный форум «Электронные финансовые услуги в России: война за мобильность начинается», я решил — ну вот, наконец-то, началось. Финансовая мобильность — это как раз та область, где безоговорочно доминируют платежные системы. Я прочел краткую заупокойную молитву по платежным системам и отправился слушать, каким образом банки будут их могилить.

Услышал я совсем другое. Восемь выступлений. И ни в одном из них платежные системы даже не были упомянуты. И это при том, что с гордостью была озвучена озвучена цифра: рынок мобильных банковских услуг в России достиг выдающейся-рекордной величины — тридцать миллионов долларов в год.

Мне показалось, я ослышался.

Я задал уточняющие вопросы.

Я спросил, что происходит.

Если тридцать миллионов банковских мобильных платежей — выдающийся результат, то как оценивать четыре с половиной миллиарда долларов, которые по самым-самым скромным оценкам имеют платежные системы только на российском рынке? А если оценивать не скромно, а статистически — то и все семь с половиной миллиардов долларов?

Я прямо и нагло спросил банкиров: каким образом?

Почему они терпят такое положение дел?

Почему для вас — тридцать миллионов много, а для платежных систем — семь с половиной миллиардов — это уже мало?

В ответ услышал.

«Мы не терпим. Мы в курсе этой проблемы, мы вот уже несколько лет просим думу в законодательном порядке запретить принимать платежи от граждан кому бы то ни было, кроме банков. А что касается того, что обороты 30 миллионов — это хороший результат, так надо принимать во внимание чисто технические причины, — пока еще не создано средств мобильной криптографии, которые были бы сертифицированы государством».

Как угодно, господа, но после этих ответов мощный бетонный фундамент, на котором в моих глазах покоилась банковская система, стал приобретать явный «глиняный» оттенок.

Я вспомнил единодушные слова «экспертов» десятилетней давности, о том, что как только объем рынка на котором работают платежные системы вырастет до величины…
Семь с половиной миллиардов долларов — это величина?

А четыре миллиарда, которые были год назад?

А два миллиарда, которые были два года назад?

Впрочем, чего это я гадаю, банки сами озвучили интересную для них цифру — тридцать миллионов.

«Ничего страшного, — сказал, отвечая на мой вопрос, — один из банковских начальников, придет время, и банки займут этот рынок».

Я не стал говорить ему, что слышал эту фразу еще десять лет назад. Я не стал говорить, что десять лет назад это рынок был такой, что его можно было занять одним плевком. Я не стал говорить, что при нынешних темпах роста этот рынок уже через год достигнет такой величины, что издержки по его захвату намного превысят издержки по захвату Юкоса. И захват этот не будет бескровным, поскольку затронет интересы не пары десятков топ-инвесторов, а миллионов рядовых граждан.

Я не стал говорить, что ситуация, как я ее вижу, напоминает мне не подготовку к войне за мобильность, а знаменитое «Стояние на Угре», когда хан Ахмат, понадував щеки и побряцав оружием, и поняв, что это больше никого уже не пугает, тихо развернулся и отправился восвояси.

Я ничего не стал больше говорить и спрашивать, а просто намотал на ус все увиденное и услышанное. И решил для себя, что непременно, схожу на этот самый международный форум и там попытаюсь понять, что происходит.

Так, что мы еще вернемся к этому разговору.

* Мнение Редакции MoneyNews может не совпадать с мнением авторов оригинальных материалов.

(Всего прочитано 7 раз, из них 1 посещений сегодня)
0