Для начала несколько вводных слов о сервисе Zopa. Данная компания является провайдером Р2Р-кредитования. Это означает, что сама фирма ссуды не предоставляет — она создает условия и механизмы, чтобы соединить людей, которые готовы дать взаймы, с теми, кто хочет взять кредит. Управление риском осуществляется через традиционные сервисы проверки кредитов, используемых в банках, — таких как Equifax и Experian. Вот почему у сервиса минимальный уровень неплатежей, составляющий в среднем около 0,7 %. Данный рейтинг понижается до 0,1 %, если дело касается кредитов с низким уровнем риска. Фактически это превосходит показатели риска традиционных банков.

Возраст кредиторов колеблется от 20 до 88 лет — таких Джайлс называет кибердедушками, — в среднем пользователям сервиса около 40 лет. Объемы кредитов составляет от 10 фунтов стерлингов до 10.000, что вызывает закономерный вопрос, как сервис Zopa достигает соблюдения показателей KYC (Know your customer — знай своего покупателя) и AML (Anti-money laundering — противодействие отмыванию денег). Джайлс легко объясняет это: деньги приходят в сервис Zopa  и уходят из него только через банковские счета. Так что, если деньги и будут отмывать, то скорее через банк

Тем временем, несмотря на кризис, владельцы платформы Zopa заметили, что к ним начали активнее приходить люди. Не так давно сервис преодолел порог в 100 миллионов фунтов стерлингов (160 миллионов долларов США) — именно такая сумма займов проходит через него. На графике показано ежегодное удвоение объемов кредитования, и теперь обороты сервиса Zopa составляют 1 % от кредитного рынка всего Соединенного Королевства.

Примечание: финансовый рост, произошедший в сентябре 2008 года, вызван слиянием HBOS и Lloyds, а также тем, что Королевский Банк Шотландии вышел из периода экономических трудностей.

За этот год они ожидают обработать около 70 миллионов фунтов стерлингов (100 миллионов долларов США) кредитов — это приблизительно 6 миллионов фунтов стерлингов в месяц (10 миллионов долларов США) — и собираются увеличить эту цифру в следующем году до 140 миллионов фунтов стерлингов.

Успех компании был скопирован и в других странах. Например, фирмой Lending Club из Соединенных Штатов, через платформу которой ежемесячно проходит около 10 миллионов долларов.

Это еще одна причина, по которой другие проекты тоже хотят принять участие в деле: только за последние три месяца на британский рынок вышло четыре сервиса Р2Р-займов. А один из них специально рассчитан на кредитование малого и среднего бизнеса. В средствах массовой информации неоднократно обсуждалось, что в настоящее время этот сектор рынка никем не обслуживается.

И не удивительно, что Джайлс серьезно верит в возможность получения его компанией 10 % британского рынка кредитования к 2014 году – и около половины в долгосрочной перспективе.

Однако, когда разговор зашел на тему мировых тенденций в социальном кредитовании и развитии Р2Р-платформ, Джайлс высказал несколько возражений. К примеру, заграничные представительства сервиса Zopa не смогли успешно работать по ряду причин. И основные из этих факторов связаны с законодательным регулированием. Компания Prosper также потерпела неудачу после того, как Комиссия по ценным бумагам и биржам приостановила их деятельность. И это в тот момент, когда сервис вышел на ежемесячные обороты в 10 миллионов долларов. Хотя до того они боролись за средний показатель в 2 миллиона долларов. Ничего похожего нет и в Африке. И только другой европейский сервис – Smava из Германии – добился заметного успеха, но для дальнейшего развития ему необходимо получить банковскую лицензию от BaFIN.

Другими словами, финансовое регулирование большинства стран делает очень проблематичным повторение успеха сервиса Zopa, совершенного в Британии. Даже если сервис сам по себе и не является финансовым. Тут стоит оговориться, что компания Zopa не предоставляет ссуды – она всего лишь разработала и предоставляет торговую площадку, позволяющую кредиторам и заемщикам находить друг друга. И делать это с большей выгодой, чем при работе с крупными банками.

И еще один тезис, на котором особо настаивал Джайлс: они не занимаются маркетинговым продвижением, и потому им доверяют. Это доверие генерируется сообществом сервиса, а не самой компанией Zopa. К примеру, их платформа открыта для обсуждений, которые управляется непосредственно самими клиентами. При появлении одного пользователя, жалующегося на плохое обслуживание, найдутся десять, которые его осадят, если он неправ. Поразительно, но по его словам есть клиенты, которые до восьми часов в день уделяют ответам на вопросы, задаваемые на форуме сервиса. Это и есть самые большие защитники сервиса Zopa, которые к тому же фактически являются неоплачиваемыми маркетинговыми чемпионами компании. В результате, вмешательство модераторов фирмы в подобные диалоги происходит только на техническом уровне или при явных ошибках в понимании работы сервиса.

Участие клиентов в качестве модераторов форума имеет ряд преимуществ: практически, это неоплачиваемый сотрудник, благодаря чему меньшее количество персонала фирмы отвлекается на работу с сообществом. К тому же ответы даются намного быстрее и им больше верят, чем это происходило бы со штатным модератором.

Все задействованы во всем. Вот почему компания Zopa обширно использует социальные средства массовой информации и утверждает, что Twitter является одним из самых полезных инструментов обслуживания. Почему? Потому что все жалобы излагаются кратко – в сообщении должно быть не больше 140 символов, — из-за чего вопросы намного проще улаживать. Но не только по этой причине. Сотрудники сервиса считают, что довольно круто использовать новейшие технологии для общения с клиентами – сообществу Zopa не подходят устаревшие и скучные call-центры. Кроме того, вся информация находится в открытом доступе — это дает мощный информационный сигнал, что они ничего не пытаются скрыть от своих пользователей.

Социальные инструменты позволили им создать тот уровень доверия, который при наступлении кризиса позволил сервису успешно конкурировать с традиционными банками. Как указал Джайлс, традиционные банки и так не особо жаловали, но им хотя бы доверяли, поскольку они были старыми, большими, безопасными, охраняемыми и надежными. После кризиса в этом уже никто не уверен – репутация уже оказалась запятнанной. А сервис Zopa тяжело работал и над аппаратным обеспечением, и над программной частью, чтобы доказать всем, что он способен конкурировать на рынке кредитования. К примеру, у них полностью прозрачная бизнес-модель, привязанная к платформе их социального сообщества. Они позиционируют себя, как всегда «доступные для разговора», и гордятся своими внимательностью и отзывчивостью.

Управляющий компании Zopa уверен, что далеко не все понимают его правильно. Именно поэтому появляются и такие, кто препятствует его работе. С другой стороны, коммерческой фирме нельзя постоянно быть открытой и прозрачной. Также нельзя быть и полностью открытым или полностью закрытым для стороннего наблюдения. И тут очень сложно найти промежуточное состояние.

Джайлс отдельно подчеркнул то, что поскольку вопрос является публичным, нельзя следовать подобной линии поведения, а потом просить клиента получить какую-нибудь информацию в закрытом доступе. После чего он переадресовал вопрос более традиционным финансовым компаниям, а вы готовы к прозрачному ведению бизнеса? И готовы ли ваши клиенты к тому, чтобы стать частью вашего социального сообщества?

Что это может означать в будущем? Скорее всего, это приведет к тому, что банки будут вынуждены изменить свою структуру.

Процесс разрушения банков на составные компоненты уже происходит. И он становится все быстрее по мере того, как появляются новые мобильные приложения и интернет-сервисы.

Джайлс иллюстрирует ситуацию, сравнивая ее с автомобильной промышленностью.

В 70-е годы прошлого столетия все выпущенные автомобили обслуживались заводами-изготовителями, делавшими жирную наценку на стоимость запасных частей и проведение ремонтных работ. Покупатели были вынуждены перегонять машину к производителю, в то время, какое было им установлено, и ждать выполнения работ по его расписанию.

Затем на британском рынке появилась фирма Kwik-fit с концепцией, что большинство обычных автомобилей имеют одинаковые запасные части – покрышки и выхлопные трубы, — которые легко стандартизируются и могут быть заменены без серьезных специальных знаний или опыта. В результате, автовладельцы получили возможность менять эти запчасти значительно дешевле, чем у производителя, и прямо в их присутствии.

Этот пример показывает, как индустрия была заново спроектирована: условия предоставления сервиса стал диктовать не производитель, а покупатель. То же самое пытается сделать и платформа Zopa: забрать долю банковского сектора, где на микрокредиты установлена высокая наценка, сделать кредитную ставку доступной для массового потребителя и расширить клиентурную базу за счет современных технологий. 

И с таким взглядом сложно не согласиться. Но это затронет все виды банковских услуг: от совершения платежей и кредитования, пластиковых карт и депозитных счетов до налогового обложения и деривативов.

Таким образом, в перспективе можно ожидать, что банковский сектор должен будет в значительной степени эволюционировать благодаря компьютерным приложениям, новым бизнес-моделям и онлайн-сервисам вроде платформы Р2Р-кредитования Zopa.

Вопрос: хоть один банк на это отреагировал?

Перевод Даниила Бурова.

(Всего прочитано 108 раз, из них 1 посещений сегодня)
0