Владимир Попов, юрисконсульт Z-PaymentMN: Согласно закону о НПС, к 1 октября 2012 года операторы электронных денег должны стать банками или небанковскими кредитными организациями. Как в новом законодательном поле планируется построить работу системы Z-Payment?  

В.П.: Во-первых, хотелось бы отметить, что новый закон содержит множество  пробелов, которые свидетельствуют о том, что законодатель не совсем четко представляет всю схему работы рынка электронных платежей сегодня. Будем говорить открыто – не представляет вообще, так как стояла задача разделить рынок, а не развить. Поэтому и утверждать однозначно, что хотя бы все крупные игроки сделают шаг только в эту сторону, очень сложно. Выбор с другой стороны у нас небольшой – стать оператором электронных денежных средств (ЭДС), либо перейти в ранг операционного центра, (банковского) платежного агента. Однозначно могу сказать, что мы сосредотачиваем усилия на построении такой схемы, где с каждым партнером будем выступать в удобном для нас правовом статусе.

Во-вторых, многие говорят, что ФЗ об НПС решил множество проблем. Но я не соглашусь с этим: проблем станет в разы больше, хотя бы потому, что рынок претерпит очень жесткую консолидацию. А для нас это означает, что раз большинство подобных проблем мы уже можем решить и решали, т.е. имеем неплохой опыт в этой сфере, то и применить его можно в различных направлениях. Так, например, за последний год мы внедрили и успешно протестировали очень гибкую систему биллинга, на ее основе  можно создать фактически все, что угодно. И это направление тоже вписывается в рамки новаций законодательства.

MN: Буквально на днях на сайте Z-Payment появился новый раздел «Инвесторам». В нем, в частности, говорится о готовности Z-Payment продать 20% компании, в том числе физическим лицам. То есть, таким образом, вы рассчитываете привлечь дополнительные оборотные средства для получения необходимой лицензии, чтобы к 1 октября просто не остаться без бизнеса?

В.П.: Нет, не совсем так: будем ли получать лицензию оператора ЭДС, и нужна ли она нам – вопрос пока открытый. 20% — это не 50% и тем более не весь бизнес. Это, скорее, способ накануне грядущих пертурбаций максимально оптимизировать процесс. Параллельно хотелось бы посмотреть на потенциальных инвесторов, но не крупных, а тех, которые могут позволить себе вложение свободных средств, скажем,  до 100 000 руб.

MN: Почему речь идет о продаже именно 20% компании? Чем обоснован такой процент?

В.П.: Процент обоснован как раз принципиальной позицией нашей компании о том, что бизнес нужно развивать, а не продавать. Кроме того, привлечение мелких инвесторов это один из шагов в реализации миссии Z-Payment: «Построение созидающей информационно-технической среды для развития, творчества, заработка и личной реализации человека, с целью формирования качественно новых социальных отношений».

MN: На странице Z-Payment в ЖЖ не раз упоминалось о том, что ряд потенциальных покупателей уже проявлял интерес к покупке бизнеса вашей компании. При этом официальная позиция Z-Payment такова, что 100% продажа компании идет в разрез с ее стратегическими интересами. Совершенно очевидно, что все имеет свою цену. А значит, или покупатели предложили недопустимо низкую цену, либо этих покупателей в действительности просто нет!?

В.П.: «Совершенно очевидно, что все имеет свою цену», — а для меня, например, все не так очевидно. Еще на этапе предварительных переговоров мы озвучивали свою позицию, которая не изменилась и сегодня: продавать всю компанию мы не намерены, но это не исключает продажу технологии и/или ее части. Но вся проблема основана на простом заблуждении: когда в России речь заходит о бизнесе, то я в 9.5 случаев из 10 слышу: «Лучший бизнес – это бизнес, который можно продать». И, наверное, поэтому у нас так развиты монополии, которые готовы скупить всех и вся. Гораздо сложнее построить свое дело с основания, развивая, вкладывая идеи, делая то, что нравится, а не только то, что может где-то в перспективе стать хорошим объектом сделки купли-продажи. Еще более трудно доказать это на практике, а не словах. К сожалению, таково наследие  менталитета  «лихих 90-х».

Но у нас позиция на этот счет совершенно иная: да, цель, поставленную таким образом труднее достичь; для этого нужны нестандартные приемы и действенные способы. Но в этом и состоит весь интерес: создать IT- компанию, независимую, способную быть конкурентоспособной, а не просто выставить очередной лот на аукцион. А много ли у нас в России таких компаний по отрасли? Я лично знаю весьма ограниченное число вариантов.

MN: Какие критерии вы закладываете в оценку стоимости Z-Payment? Есть хотя бы примерное представление о том, каковой может быть цена компании?

В.П.: Да, конечно критерии есть. Во-первых, это примерная оценка стоимости наших конкурентов: от самых больших и крупных до совсем молодых. К примеру, не так давно купили одну фирму-агрегатора. И сделку оценили примерно на 9 млн. руб. То есть столько стоит технология плюс база клиентов, которая насчитывает где-то 60 тыс.

Вот отсюда и выводится второй критерий – это наличие определенного числа пользователей. У нас это не секрет – 547 021, т.е. в 9 раз больше  (и это без учета того, что в системе есть еще и покупатели, которые зачастую работают с Z-Payment регулярно, но без регистрации). Безусловно, надо учесть, что технология стоит определенную сумму, что база клиентов оценивается и по такому критерию как активность пользователей и т.д.

В-третьих, есть объективная оценка конкретного ТЗ на разработку, внедрение, тестирование и последующую поддержку системы. Ведь нужны не только грамотные тех. специалисты, нужен опыт (а иначе как, например, оценить устойчивость к атакам, возможному взлому и т.д.?). Необходимы не менее грамотные специалисты тех. поддержки, а это обучение, зарплата и  прочее, а главное – время. Нужна большая договорная база и т.д. Все это тоже имеет вполне определенное экономическое основание.

Четвертый критерий, это масштабируемость системы во всех смыслах. Сделать личный кабинет для клиента и надежную серверную часть – еще полдела: нужно понимать, что 1-2 тыс. транзакций – это одно, а 10-100 тыс – совсем другое. Что типовой договор с десятком поставщиков – это обычная ситуация. А тысячи магазинов и поставщиков – это уже другой уровень и т.д. И тут важен коллектив: ведь если в нем трудятся те, кто начинал с наброска плана на бумаге, то это далеко не то же самое, что система, разработанная под заказ разными людьми в разное время. И это стоит немалых денег.

Пятый – собственно оборот средств, который тоже важен.

На самом деле критериев больше, но уже и перечисленных достаточно для понимания того, что сделать платежную систему несложно, сложно заставить ее функционировать на должном уровне.

MN: Какие требования вы предъявляете к потенциальному инвестору, и на какие дивиденды он может рассчитывать в зависимости от вложенной им суммы?

В.П.: Инвестор для нас – это в первую очередь любой рядовой человек, у которого есть возможность внести любую сумму от 1000 руб. и выше. Есть очень хороший тезис о том, что «сэкономленные деньги – это деньги заработанные», поэтому для нас дивиденды – это не только выплаченный процент, но и определенная политика лояльности, которая позволяет получить вполне ощутимую выгоду.

Какой процент? Банки предлагают примерно от 7 до 12.5% годовых, мы можем предложить не меньший доход» Но опять-таки, нужно понимать, что это иная сфера и здесь совершенно иной интерес инвестора. Инвестор в нашем понимании — это заинтересованный в развитии системы пользователь, а не спекулянт с интересами рантье. И это ключевой момент!

MN: По вашим же собственным данным, на сегодняшний день 97% своего дохода Z-Payment получает от приема платежей для сайтов. Тогда в чем смысл развития по сути бесприбыльного для вас инструмента собственно платежной системы? Это просто дополнительный инструмент лояльности пользователей?

В.П.: По-моему, даже больше, чем 97%. Да, это именно инструмент лояльности покупателей. И, как показывает наш опыт, очень удобный для постоянных пользователей. А также отличное средство партнерских выплат, небольших p2p-переводов и т.д. К сожалению, в России понятие бизнеса связано в первую очередь со сверхприбылью (именно сверх, т.к. наценка на 30-40% — это нормальное явление, на 100-150% — вполне допустимое).

Безусловно, и мы нацелены на определенный доход, но еще мы хотим создать инструмент, с помощью которого можно работать, а не только тратить деньги; сделать не просто удобный потребительский кооператив, а создать единое информационное поле для развития и содействия. И непонимание этого факта приводит к ошибочному восприятию Z-Payment у коллег по рынку. Но эта наша позиция, и мы будем ее отстаивать всеми возможными способами.

MN: Сегодня к Z-Payment подключено боле 7,5 тыс. различных сайтов. Вроде бы немного, но, учитывая, что свой бизнес вы развиваете самостоятельно, не будучи чьей-то «дочкой», количество ваших партнеров можно считать сравнительно внушительным. Как планируете развивать данное ключевое для вашего бизнеса направление в ближайшем будущем? 

В.П.: Если полистать каталоги наших конкурентов,  то можно заметить, что у многих ЭПС заявленных магазинов просто нет. Так, например, у 2 крупнейших наших конкурентов я не насчитал и по 900 (и это при заявленных 20 000). А где остальные? При этом многие включают в «магазины» обычных поставщиков (Интернет, телефон и проч.). В таком случае смело плюсуйте нам еще 2 000 — 2 500  и получите уже не 7 610 — это более точная цифра, а около 10 000. И это без учета того, что есть большое количество витрин, которые принимают Z-Payment не напрямую, а также через различных интеграторов.

Развивать это направление планируем, как минимум, следующим образом:

1. Сделать более удобный и гибкий интерфейс мерчанта, который позволит магазину изменять  настройки «под себя», что привлекает не малое количество и действующих, и вновь  подключенных магазинов.

2. Уже сейчас мы внедряем индивидуальную политику тарифов, т.е. каждый может выбрать только те способы, которые ему нужны, сократив тем самым ненужные расходы и свои, и пользователей.

3. На сегодня в разработке находится порядка 10 новых видов оплаты, которые очень привлекательны как для клиентов-покупателей, так и для наших Интернет-магазинов.

4. Конечно же, мы ориентируемся в первую очередь на небольшие и средние магазины, поэтому для них мы в ближайшей перспективе будем рады предложить весь спектр услуг, не только по обработке платежей, но и по функционированию и развитию любой другой составляющей Интернет-витрины.

5. Также планируем еще более акцентироваться на работе с нерезидентами РФ.

6. Помимо прочего сейчас мы предлагаем биллинг — систему, с помощью которой каждый может реализовать бонусную программу или любой иной инструмент повышения лояльности покупателей. С нашим первым рабочим проектом в этой области можно ознакомиться на сайте всероссийской лотереи «БИГАБУМ», где весь биллинг реализован на базе нашей технологии.

MN: Несмотря на сравнительно невысокую популярность Z-Payment, нельзя не заметить периодической активности т.н. «черных пиарщиков», готовых доказывать чуть ли не в суде то, что Z-Payment в свое время украла у них деньги. Есть даже сайты, призванные продвигать эту «идею» в массы. Плохой «пиар» – тоже «пиар»? Или Z-Payment как-то в меру своих сил борется с этим явлением? 

В.П.: Вот от суда и хотелось бы начать: всем, кто заявляет о краже, я и любой другой сотрудник всегда предлагаем единственно правильное правовое решение — идите в суд или органы МВД. Да, эти институты у нас в стране функционируют далеко не должным образом, но по личному опыту  скажу, что на самом деле все не так плохо. Правоохранительная система скрипит, но работает. А что делают те, «у кого деньги украли», но у них почему-то нет доказательств? —  Кричат из подворотни! И здесь нужно понимать, что в первую очередь это не просто недовольные пользователи — это хорошо подготовленные люди, которые готовы оказать любое давление, лишь бы мы сняли то или иное ограничение безопасности. Т.е. это своего рода шантаж и вымогательство.

И я утверждаю это не голословно: так, например, после того, как мы внедряли действенные механизмы от DDoS-атак (до определенного уровня конечно), разработали собственную систему защиты от СМС-фрода и чарджбеков по картам, внедрили механизмы защиты от обналичивания явно «нечистых» денег — мы каждый раз  получали очередную порцию негатива в Сеть. И почти все из этих «заявлений» попадают в топ. Любой SEO-специалист скажет Вам, что при сегодняшней насыщенности рынка сделать это не так просто. Но проходит месяц, два. А в суд никто не идет: почему? Да по той простой причине, что мы блокируем кошельки только на легитимных основаниях, т.е. когда эта санкция предписана законом или четко прописана в правилах системы, которые тоже основаны на действующих нормативно-правовых актах.

Лучшим подтверждением нашей репутации являются успешный опыт работы на рынке более 4-х лет, внушительная база пользователей и партнерских договоров с известными компаниями и банками. Парадокс хорошей репутации в том, что о ней никто создавать сайты не будет, почти никто не будет тратить время на положительные отзывы, так как по большей части, всем просто не до этого, они занимаются своими делами. А тот негативный «пиар», который можно увидеть устраивают один-два мошенника, которым не дали использовать систему для своих грязных дел.

Боремся ли мы с таким «пиаром»? Да, конечно. Недавно руководство приняло на работу PR-менеджера, который как раз следит за ситуацией в Сети. Реагирует, по возможности, на основные сообщения. Кроме того, применяем и стандартные процедуры: оспаривание, подача жалоб модераторам, контекстный поиск и т.д.

MN: В начале года Z-Payment запустила обновленную версию своего сайта. Однако работа с платежной системой из личного кабинета по-прежнему осуществляется через старый интерфейс. Как скоро может быть устранена эта недоработка?

В.П.: Как таковая недоработка отсутствует. Как я уже говорил выше, мы нацелены на создание собственной системы, а не только на восприятие современных тенденций. Поэтому дизайн как оболочка нам важен, но не более того. Первостепенным же является программное и аппаратное ядро системы — допустить ошибку в нем нельзя. Поэтому усилия сосредоточены именно в этой области. Планируется, что в ближайшие три месяца и интерфейс будет постепенно обновляться. Но куда важнее, что изменится сам инструментарий и для магазинов, и для рядовых пользователей.

MN: Представим, что Z-Payment уже продала 20% своей компании, а также получила необходимую лицензию на осуществление своей дальнейшей деятельности в соответствии с законом о НПС. Что дальше? Неужели так и останетесь на периферии рынка?

В.П.: Я бы мог поспорить, что мы находимся на периферии: как платежная система, может быть, и да. Но как интегратор — отнюдь: тут достаточно посмотреть на такие критерии как вхождение в топ-10 в любом более-менее достойном каталоге или перечне; количество тех же магазинов, способов оплаты и т.д. Но скажу, что периферия — это всего лишь оборотная сторона начинаний. Если мы все же захотим работать в рамках ФЗ как оператор ЭДС, то, безусловно, постараемся представить оптимальное решение в этом сегменте рынка и все ресурсы у нас для этого есть.
 

(Всего прочитано 82 раз, из них 1 посещений сегодня)
2