Анатолий АксаковMoneyNews (MN): Анатолий Геннадьевич, принятый 27 июля ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» предполагает выпуск универсальных электронных карт (УЭК). В документе говорится, что карта станет и удостоверением личности гражданина, и платежным средством, и гарантом предоставления всевозможных государственных услуг… Не слишком ли много для одной, хоть и универсальной карточки?

Анатолий Аксаков (А.А.): Нет, услуг не много, они необходимы – нужна и идентификация, нужны и платежи, и доступ к системе ОМС, и транспортное приложение и многие другие — причем, пользователю удобно, когда все находится, что называется, «под рукой», на одном носителе. Я уже не говорю об экономии в подобном подходе: гражданин получает единственный документ – универсальную карту.

Замысел разработчиков закона в этом отношении понятен. Другое дело, не совсем понятно, как это организовать с точки зрения ИТ? Какова должна быть архитектура системы УЭК, как сделать, чтобы было и рентабельно, и удобно в обслуживании? Как обеспечить безопасность комплекса приложений и защитить владельца от действий мошенников? Как, наконец, научить людей пользоваться столь непростым инструментом? На эти и другие вопросы нет пока однозначных ответов.

MN: Считаете ли Вы принятие закона своевременным? Как будет выглядеть карта? Где, как и когда ее можно будет получить?

А.А.: Попытки создать подобные инструменты в нашей стране существовали и ранее — более 16 проектов в инициативном порядке предполагалось запускать в регионах. Например, в Москве давно существует социальная «карта москвича», которую выдают жителям столицы при выходе на пенсию. Активно развиваются проекты социальных карт в Башкортостане, Татарстане, Астраханской области, других регионах.

Конечно, существующие проекты не настолько многофункциональны, как того требует законкарта, как правило, только идентифицирует гражданина и дает ему доступ к транспортному и банковскому приложениям. Отсутствие регулирующего законодательства привело к тому, что запущенные проекты социальных карт оказались несовместимыми между собой и не соответствуют не только новому закону «Об организации доступа к государственным и муниципальным услугам», но и действующему закону «О персональных данных». В отношении некоторых проектов были замечания со стороны ФАС в части недостаточно демократичного выбора организаций-провайдеров сервисов карт.

Как только начнется введение новой единой универсальной карты, прежние проекты социальных карт прекратят существование. Произойдет это не позднее 2014 года — так того требует федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Этот же закон определяет, что на карте УЭК в виде графики должны быть отображены — фамилия, имя, отчество, фотография владельца, номер карты и срок ее действия, страховой номер индивидуального лицевого счета застрахованного лица в системе обязательного пенсионного страхования РФ (СНИЛС). Часть данных будет размещаться в чипе электронной карты. В случае утери карты владелец сможет ее заменить.

MN: За рубежом сегодня широко используются аналоги таких карт – те же электронные паспорта. А какой должна быть именно наша карта, чем должна отличаться?

А.А.: Здесь я бы не стал делать свой собственный российский «велосипед», и начинать все с нуля. Разумнее использовать западный опыт, в том числе, негативный. Например, этот опыт свидетельствует о том, что работают и жизнеспособными оказываются проекты, в которых карта выполняет лишь одну функцию – идентификационную.

Того многообразия, которое предполагает карта УЭК в западных проектах eID-карт нет, тем не менее, приложения и там доступны — к внешним серверам переадресует запросы система IAS (identification, authorisation and signature).

MN: А чем плохо, когда на карте разместят несколько приложений?

А.А.: Разместить приложения можно, однако обслуживать такой набор будет неудобно — приложения предполагают разную периодичность замены. Банки, например, часто перевыпускают карты. Если карта станет одновременно еще и паспортом, и водительскими правами, то подобная замена выглядит проблематичнее.

Неясно, как сменить  банк по каким-то причинам. На эти и другие вопросы закон пока не дает однозначного ответа, а предполагает издание дополнительных отсылочных норм Правительством, субъектами Федерации, муниципальными образованиями. Такая многоступенчатая процедура не только нарушает принцип правовой определенности, но и может привести к коррупции.

MN: Вы сказали о коррупции. Получается, что УЭК вполне может стать очередным ловким инструментом в руках чиновников? Ведь в обслуживании этого проекта будет задействовано множество ведомств…

А.А.: Прежде чем создать карту и начать ее обслуживать, ведомствам придется объединиться на информационном уровне – а это для них сложная задача. До  сих пор базы данных ведомств разобщены, поэтому необходимо провести работу по согласованию регламентов, структур БД, классификаторов. Когда чиновники наладят эту совместную работу сказать трудно — до сих пор такая организационно-техническая задача не решена.

MN: Насколько безопасносными будут проводимые по карте УЭК операции? 

А.А.: При столь массовом распространении продукта в широкой аудитории потребуются дополнительные меры защиты, включая аутентификацию по биопараметрам. Нужными окажутся и курсы обучения по пользованию УЭК. Однако также ясно, что принимаемые меры не дадут полной гарантии безопасности – самым узким звеном были и остаются сами потребители услуг – владельцы карт. Именно они и доверяют свои пароли друзьям, и добровольно передают их в руки мошенников. Последствия же от взлома УЭК будут гораздо серьезнее, чем от компрометации обычного банковского пластика.

MN: Какие проблемы уже сегодня Вы лично видите на пути внедрения проекта УЭК в нашей стране?

А.А.: Кроме отсутствия единого информационного пространства, фактор риска — высокая стоимость развертывания инфраструктуры, поддерживающей УЭК. В стране существуют десятки процессинговых центров, созданных для обслуживания банковского пластика – разумно использовать их мощности и не создавать новую инфраструктуру с нуля. Видимо, также надо внимательно посмотреть на альтернативные инструменты доступа к услугам, прежде всего, на системы с использованием мобильных телефонов.

MN. Во сколько обойдется государству весь этот масштабный проект обеспечения населения универсальными электронными картами?

А.А.: Назывались цифры в 150 млрд. рублей и более. Что точно входит в эти цифры неясно, бизнес-плана построения УЭК пока нет. Нет и определенной ИТ-концепции карты, которая позволила бы оценить затраты. Недавно Минэкономразвития только объявило тендер на разработку пакета нормативных, методических и организационных документов по внедрению и использованию универсальной электронной карты гражданина. Думаю, что в будущем весомым средством снижения затрат на обслуживание карты послужит коммерциализация сервисов УЭК – например, запуск торгового приложения, рекламного и других.

MN. Анатолий Геннадьевич, и все-таки, как скоро УЭК может войти в повседневный обиход россиян? 

А.А: В 2012 году в обиход войдут первые карты УЭК. Но пользоваться ими все сразу не смогут – по данным НАФИ примерно 25 миллионов россиян не имеют доступа к банковской инфраструктуре, эту ситуацию поменять быстро не просто.

Хотя, конечно, многое будет зависеть и от политической воли, и от активности и профессионализма организаторов новой услуги. Политическая воля, как известно, есть, и Правительство РФ на днях определило компанию «Универсальная электронная карта» уполномоченной организацией по определению порядка предоставления государственных и муниципальных услуг с использованием универсальной электронной карты. Теперь дело за самими организаторами – пожелаем им успеха и удачи в этом.

(Всего прочитано 21 раз, из них 1 посещений сегодня)
0