Андрей Морозов, управляющий партнер RBK MoneyMoneyNews (MN): В свое время РБК купил лишь 20% Rupay и получил опцион на расширение до 51% в течение трех лет. С тех пор что-то изменилось в структуре собственности?

Андрей Морозов (А.М.): Сейчас доля собственности РБК в нашей компании значительно возросла, не в последнюю очередь благодаря тому, что руководство РБК видит динамику нашей платежной системы и ее перспективы в будущем.

MN: Rupay акцентировал внимание на работу с пользователями из России и Украины. RBK Money от украинцев открестилась — есть ли планы по возврату на этот рынок?

А.М.: Доля украинских пользователей у нас стабильно около 15% уже много лет. К сожалению, мы не предоставляем им прямых способов ввода и вывода средств, кроме банковской карты, а также не подключаем украинские интернет-магазины. Это не потому что мы не хотим, а потому что не можем легально работать в Украине. Планы есть, они появились в тот момент, когда НБУ ввел понятие электронных денег и описал порядок работы с ними в 2009 году. Проблема в том, что за год не выдано ни одной лицензии. Как только ситуация сдвинется, мы будем там в кратчайшие сроки. У нас готовы документы, есть банк-партнер с развитой филиальной сетью и собственным процессингом.

MN: В одном из обсуждений представители RBK Money обмолвились о возможности возрождения бренда Rupay. Насколько это реально?

А.М.: Такое решение может быть принято для выхода на зарубежные рынки, где, с одной стороны, бренд РБК неизвестен, а с другой компании со словом Money в названии в основном выдают кредиты. Правда, не уверен, что Rupay лучше, так как прямо указывает на российские корни компании, а негативные стереотипы по этому поводу на западном рынке еще сильны. Вопрос о смене названия российской системы на повестке дня не стоит точно.

MN: Успешна ли ваша партнерская программа по привлечению новых пользователей, какая доля новых регистраций сейчас приходится на нее?

А.М.: Не могу сказать, что мы ей слишком уж довольны, но она работает. Дело в том, что люди, профессионально участвующие в партнерских программах, и которые, собственно и могут привлечь большое количество пользователей, имеют свои требования и предпочтения. Чтобы эта программа заработала более эффективно, необходимы определенные усилия как по линии разработчиков, так и по линии маркетинга, но пока у нас другие приоритеты. На долю партнерской программы приходится около 10% привлеченных пользователей.

MN: Вы можете описать портрет вашего пользователя?

А.М.: Как и в любом бизнесе, наших пользователей можно разделить на неколько сегментов. Наш основной клиент – это молодой человек от 16 до 30 лет, ценящий все новое и переодовое. Он играет в онлайн-игры, общается с друзьями в социальных сетях, и в основном оплачивает онлайн-сервисы. Другой сегмент — это фрилансеры и мелкие интернет-предприниматели, которым необходим удобный прием платежей от других пользователей, а также быстрый и недорогой вывод средств. И наконец, третий растущий сегмент — пользователи от 30 лет, которые оценили удобство и экономию при покупках товаров через Интернет. Это совершенно новая аудитория, которая мало осведомлена о платежных системах, часто случайно совершает первую покупку в интернет-магазине — и «подсаживается», начиная исследовать Интернет в поисках необходимых им товаров и услуг.

MN: Вы подводили итоги 2008 года, а каковы свежие показатели RBK Money: количество пользователей, которые платили хотя бы раз через вашу систему, количество привязанных карт, количество подключенных магазинов?

А.М.: Если коротко, то все выросло примерно в 2-3 раза. Опять же, не могу сказать что мы довольны: чтобы догнать лидеров рынка, нужно расти в 5-10 раз. Есть над чем работать.

О картах

MN: До недавнего времени список крупных банков, картами которых нельзя было провести авторизационный платеж в вашей системе, был достаточно велик: Авангард, Альфа-Банк, Руский стандарт. Что делается в этом направлении?

А.М.: Этой проблемы не существует уже больше года, карты любых банков отлично привязываются к кошельку. Кстати, в ближайшее время к списку принимаемых карты мы добавим American Express, Dinners, Discovery, JSB и ChinaUnionPay. Это наверняка будет интересно интернет-магазинам и сервисам, ориентированным на иностранную аудиторию.

MN: После продажи РБК-банка вы прекратили выпуск собственных карт. Но уже объявили о том, что вскоре проект возродится — когда и в каком виде?

А.М.: Да, к сожалению, нам пришлось сделать некоторую паузу, и причина даже не в продаже РБК Банка, а в том что в партнерстве с ними мы не смогли сделать продукт таким, как задумывали. Новая карта будет эмитирована нашим новым банком-партнером, с которым мы сможем сделать еще много интересного в будущем. Это будет Visa с чипом, красивым дизайном и потрясающим функционалом: мы объединим карту и кошелек в одно целое. Как говорится, следите за рекламой — карты уже в печати.

MN: В июле прошлого года вы разрешили присоединять к системе кошелька Electron и Maestro. Какую долю в общей массе карт сейчас занимают эти простейшие банковские продукты?

А.М.: Около 12% карт, которые проходят в системе, это карты Electron и еще около 3% — Maestro. Все-таки, мало банков разрешает платить по такими картам в Интернете, а с другой стороны активные пользователи обзаводятся картами более высокого уровня, либо виртуальными картами.

О пользователях
 
MN: Чем обусловлена столь высокая комиссия за пополнение счета с карты — 3%?

А.М.: В общем-то, единственное чем она обусловлена – это комиссия банка-эквайра и стоящей за ним платежной системы. Один из наших приоритетов – снизить эту комиссию, а еще лучше совсем избавиться от нее. В горизонте 1-2 месяца планируем снизить тариф до 2%.

MN: Есть ли возможность снять лимиты? Например, через удостоверение личности,как это сделано в Яндекс.Деньги?

А.М.: Полностью снять лимиты нельзя, да и никому не нужно. У нас есть процедура повышения уровня кошелька, которая происходит в автоматическом режиме, путем идентификации пользователя через его банковский счет или Почту России, т.е. если у вас есть интернет-банк, то и ходить никуда не нужно. Владельцы Расширенного кошелька имеют такие лимиты, которые, по нашему мнению, должны удовлетворить любые потребности клиента, в рамках здравого смысла.

MN: У какого процента пользователей на данный момент Расширенные кошельки?

А.М.: В настоящий момент у нас в системе около 15% пользователей идентифицировано и имеет Расширенный кошелек. За последний год их доля упала в связи в быстрым ростом пользовательсткой базы, а Расширенный кошелек все-таки большинству пользователей не нужен. После внедрения новой схемы идентификации через банковский счет и Почту России, когда получить Расширенный кошелек стало очень просто, эта доля опять растет.

MN: Чем был обусловлен ваш шаг по запрету на иное использование введенных с карты средств кроме как для оплаты в интернет-магазинах? Вы тоже считаете, что рынок обмена электронных валют умер?

А.М.: Практика показывает, что если пользователь пополнил кошелек с банковской карты и сразу вывел через обменник в другую систему — в большинстве случаев дело не чисто. Ведь при пополнении с карты заплатил процент, и при выводе еще больший процент, набегает эдак 10%.

Скажите, вы лично отдали бы 10% своих денег только за счастье пополнить Яндекс.Деньги через RBK Money? Ну разве что на небольших суммах. Поэтому мы ввели определенные правила и разрешаем операции обмена исходя из «кредитной истории» пользователя и конкретной карты. Ну а сам рынок обмена не умер, просто он на 90% состоял из денег сомнительного происхождения. Сейчас он ужался в размере до оставшихся 10%, ну или около того.

MN: Вы утверждаете, что «со стажем» функция обмена открывается. Где эта критическая точка? В чем она выражается — в обороте или в сроке использования системы?

А.М.: В основном это вопрос времени. Логика тут простая — в большинстве случаев операции по карте оспариваются в течение 2-3 месяцев. Таким образом, мы считаем что если по карте не было проблем в течение 2 месяцев, то пользователю можно доверять. Если же позволить совершать с карт неконтролируемый вывод в другие системы, как это было раньше, то наша система становится очень привлекательной для кардеров. А кардеры не особенно вписываются в наш потрет пользователя 😉

MN: Можно ли сказать, что ваша эпопея с попаданием в блек-лист Вебмани закончена успешно? — Насколько изменились количественные показатели обмена после повторного разрешения на обмен с WebMoney, но с условием привязки кошельков?

А.М.:  А разве была эпопея? У Вебмани были проблемы с безопасностью, они не нашли другого способа ее решить, кроме как отключить все системы, которые не уделяют достаточного внимания идентификации и борьбе с отмыванием средств. Мы уделяем, в связи с чем нас быстро включили опять. Конечно, того объема операций, что был раньше, уже нет, и не удивительно, так как большая часть этих средств, повторюсь, имели сомнительное происхождение. Сейчас обмен между нашими системами производится только в случае если кошельки в обоих системах принадлежат одному и тому же идентифицированному пользователю. Это, конечно, большой шаг в плане безопасности, и я благодарен Вебмани за то что они реализовали такую схему.

MN: Реальна ли в ближайшее время ситуация, когда подключенный через вас магазин сможет принимать оплату в вебмани?

А.М.: Почему бы и нет, тем более что интернет-магазинам зачастую работать с нами удобнее, чем с Вебмани, или к примеру, с ЯД, напрямую. Ну и подключиться к нам, конечно, намного проще. С одной стороны у нас прозрачные взаимоотношения с интернет-магазином, а с другой — мы не создаем никаких порогов для входа, подключиться может любой стартап.

О магазинах и партнерах

MN: Какие требования вы выдвигаете к магазинам — любой интернет-коммерсант может подключить ваше решение у себя на сайте?

А.М.: Абсолютно любой, ведущий законную деятельность и зарегистрированный хотя бы как ИП, что в наше время несложно. Причем подключение занимает считанные минуты, и опять же в автоматическом режиме. То есть после заполнения небольшой формы, интернет-магазин может брать HTML-код и сразу принимать платежи. Мы даже не ждем, пока он подпишет договор.

MN: расскажите об опыте работы с Почтой России — зачисление составляет декларируемые 2-3 дня или ситуация столь же печальна как с доставками посылок?

А.М.: Очевидно, что ситуация не может быть столь же печальной, они же не возят деньги в коробках и не ждут одобрения таможни. Платежи, которые проходят через Почту России, как ввод, так и вывод, работают как часы. Более того, мы недавно стали делать идентификацию пользователей в почтовых отделениях, и все идет отлично.

MN: Расскажите о намерениях реинкарнировать программу «100% Гарантия Rupay»

А.М.: В данный момент мы разрабатываем новую программу гарантии, которая будет запущена до конца года. Могу с полной уверенностью сказать, что отказываться от программы мы не собираемся, поскольку для торговли в Интернет доверие пользователей остается главным приоритетом.

MN: Когда будет запущена ваша бонусная система?

А.М.: Скорее всего, одновременно с 100% гарантией, так как мы решили объединить это в один проект. Вообще у нас много интересных проектов на той или иной стадии готовности, а еще больше задумано, но к сожалению, не хватает толковых разработчиков и менеджеров. Так что, пользуясь случаем, хочу пригласить тех, кто интересуется темой интернет-платежей, к нам на работу. У нас достаточно строгий отбор, но те кто его проходят, обычно остаются с нами надолго — у нас интересно, отличная атмосфера в коллективе и широкие возможности для профессионального роста.

(Всего прочитано 181 раз, из них 1 посещений сегодня)
0