По-моему, с точки зрения теории денег, гениален сам галерист, а не его подопечные художники. Он придумал механизм монетизации своего реноме и одновременно самовозрастания стоимости актива в такой тонкой сфере, как искусство. Вам до сих пор неясно? Тогда еще два штриха. Во-первых, каждое молодое дарование при знакомстве считает своим долгом подарить мэтру 2-3 своих творения. (Тем более что рыночная цена им в этот момент еще близка к нулю.)  И, во-вторых, к мэтру всегда стоит очередь банкиров с просьбой о консультации при составлении портфеля инвестиций в современное искусство.

Так вот, о биткойнах. Меня все чаще просят высказаться о своем отношении к ним. Отмалчиваться далее нельзя. Надо или признать их венцом эволюции частных денег по версии Гезелла — Ригеля — Хайека — Линтона — Лиетара — Генкина и т.д…. Или заклеймить. Причем согласия с возможностью наличия полутонов у собеседников, как правило, не существует. Я, пожалуй, не соглашусь не с А. Гринспеном, ни с Б. Бернанке в их (диаметрально противоположной) оценке данного явления. А соглашусь я с норвежскими товарищами. Которые, тщательно подумав и взвесив, глубокомысленно заключили: биткойн суть не деньги, а биржевой товар. Это своего рода акция, в обоих смыслах слова. И если разные эксперты хвалили Сатоши Накамото за знание социальных, экономических и ИТ-технологий, то я перед ним преклоняюсь за использование основ корпоративного управления.

Итак, предположим, что «Биткойн» — своего рода акционерное общество. Объем первоначальной эмиссии находится в руках разработчиков. Вторичная эмиссия продолжается сейчас. Общий  объем выпуска должен составить 21 млн. биткойнов. Для подписки на новые акции надо потратиться — использовать все больше ресурсов (электричества и машиновремени), потратиться на мощные процессоры. Другое дело, что в отличие от традиционного АО, потраченные для приобретения акций деньги самому обществу не поступают. Инициаторы проекта зарабатывают на другом. Грамотным PR и весьма рациональным управлением проектом они достигают поступательного роста курсовой стоимости акций.  При этом есть и минусы. Волатильность достаточно высока (велики курсовые колебания). Имеет место до сих пор пространственный арбитраж (маржа до 50%), преодоленный традиционными акциями где-то лет 100 назад. Активны конкуренты (поскольку проект для поддержания курса позиционируется на рынке денежно-эмиссионных услуг, то и конкуренты у него неслабые: национальные и центральные банки). Вследствие этого для проекта закрыт (Таиланд) или ограничен в доступе (КНР, отчасти ЕС) целый ряд региональных рынков.

Что происходит с контролем над управлением? Он полностью у разработчиков. Они вольны (хотя это и повредит курсу акции) изменить правила игры. Например, пересмотреть потолок эмиссии. Конечно, это будет святотатством, но ведь первому эмитенту мира — ФРС США — такая «шалость» позволительна… Каков состав акционеров проекта? Не уходя в конспирологические дебри и не имея инсайда, выскажу ряд дилетантских предположений. Первое. Не исключаю, что хозяин известного интернет-магазина мог быть одним из ко-спонсоров разработок, в итоге приведших к реализации проекта. Подчеркиваю, одним из. Второе. Не исключаю, что «захват» американскими правоохранительными органами значительной (но не решающей) части эмиссии акций системы мог быть   спланирован ее создателями в надежде повысить вероятность, скажем так, нейтралитета американского истеблишмента к теме. Третье. В новой эмиссии (довыпуске акций), насколько известно из открытых источников,  крупнейший майнер может заполучить максимум полтора процента эмиссии (и это при максимальном напряжении процессинговых мощностей). Четвертое. Специфический механизм эмиссии резко катализирует спрос потенциальных акционеров на армии ботнетов. Пятое. Владение контрольным пакетом, по технологии эмиссии, означает право аннулировать действительность любых цепочек сделок в системе. Шестое. Контрольный пакет пока технологически несформировываем. Пока…

Краткое резюме.

На мой взгляд невладельца биткойнов, авторам проекта надо, если они не хотят зафиксировать уже полученный эмиссионный доход и «слиться» немедленно, системно озаботиться повышением ликвидности продукта и открывать региональные, национальные и локальные товарные рынки любой ценой. Причем обеспечение комплаенса, т.е. легальный вход на рынки Китая, ЕС и России — это задача самого что ни на есть первого приоритета.

Нынешним рядовым владельцам биткойнов надо, как ни странно, заниматься тем же самым, разумно обменивая данный инструмент на иные, однозначно реальные, активы по мере необходимости в соответствии с темпераментом и склонностью к риску.

Государственным мужам совет давать негоже, но только я вслед за норвежцами вижу в любом приросте стоимости биржевого актива серьезную базу для налогообложения.

А спекулянтам совет я не буду давать. Они всегда сами знают, что делать. И тогда, как говаривал по другому поводу известный антисоветчик Юз Алешковский, «масса полученного удовольствия будет равна плюс-минус бесконечность».
 

(Всего прочитано 20 раз, из них 1 посещений сегодня)
0