В ходе судебного  заседания работники предприятия, которые по российским законам по подобным трудовым спорам автоматически признаются истцами, от этой роли отказались . Кроме того, в ходе прений сторон стало ясно, что работники агропредприятия, во-первых, «шаймуратики» покупают, а во-вторых, делают это добровольно и никакого дискомфорта от использования товарных талонов не испытывают.

Хозяин агропредприятия, фермер Артур Нургалиев, не от хорошей жизни решил перейти на частично неденежные  расчеты со своими работниками. Его подвигла на это решение тяжелая экономическая ситуация: после сильной засухи лета 2011 г. Товарными талонами можно расплачиваться в местных магазинах. Будучи сам в Шаймуратово прошлой весной, зашел в несколько магазинов. При не очень богатом, по сравнению с московским, ассортименте цены были чуть пониже, и стремление расплатиться вместо денег «шаймуратиками» по их текущей стоимости никакого ступора у местных продавщиц и кассиров не вызвало.

Да, «шаймуратики» имеют не только номинал, но и текущую стоимость. Она устанавливается заранее и с каждой неделей становится ниже номинала. Эти условия обращения товарных талонов сообщаются открыто, и любой их владелец в любой конкретный день знает, сколько стоит талонная масса у него в кармане.

Эксперимент в Шаймуратово – российская реинкарнация идеи гениального аргентино-немецкого экономиста Сильвио Гезелла, о которой я писал 11 лет назад в книге «Частные деньги: история и современность», о валюте с демерреджем – отрицательной процентной ставкой. Такую валюту нельзя накапливать: наоборот, ее владелец экономически стимулируется побыстрее ее потратить, приобретя потребительские товары или, скажем, вложив в развитие своего бизнеса.

Гезелл в теории, а его поклонники, в том числе шаймуратовцы, на практике сконструировали новый денежный инструмент, лишенный функции средства накопления и концентрированно выступающий средством обращения и платежа. И, кстати, именно на 150-летие Гезелла, отпразднованное в затерянном и заснеженном селе Шаймуратово, меня и позвали в Башкирию. И идея Гезелла, озвученная им в 1900 году в книге с говорящим названием «Естественный экономический порядок», обрела таким образом вторую жизнь.

Справедливости ради надо сказать, что первое ее практическое применение случилось еще в конце 1920-х – начале 1930-х годов в Европе. Хрестоматийный пример австрийского местечка Вергль, разобранный в деталях многими экономистами, доказал, что подобное местное платежное средство при определенном удачном стечении внутренних и внешних факторов может оказаться тем самым локомотивом, который вытащит из депрессии целый регион, обеспечивая практически полную занятость, повышение уровня жизни населения (или попросту предотвращая его обнищание и деградацию) и развивая местную инфраструктуру.

Кстати, «ЭДС» (электронные денежные средства — обстроганные и редуцированные законом «О национальной платежной системе», но все-таки живые электронные деньги), которые нельзя выдавать в долг и на которые по закону нельзя начислять проценты, — не кажутся ли вам, уважаемые читатели, похожими на «шаймуратики» некоторыми весьма важными черточками глубинного родства?

Некстати, победа шаймуратовцев в суде, конечно, не пиррова, но пока что неполная. Насколько мне известно, второе решение башкортостанского суда первой инстанции по поводу дисквалификации на один год Артура Нургалиева (запрета ему руководить агропредприятием за те же самые нарушения трудового законодательства) не отменено.

(Всего прочитано 64 раз, из них 1 посещений сегодня)
0