Сам по себе ньюсмейкер представляет, наверное, влиятельнейшего после Центробанка игрока российского денежного рынка, и подобное высказывание, несомненно, всколыхнет рынок и послужит его ориентации на определенные тенденции развития, став, не исключено, этаким самосбывающимся прогнозом.

Вопросов, на самом деле, несколько.

Правда ли наличные плохи? Считаю, да, на 99% автор письма в своем основном посыле прав. Трансакционные издержки при грамотном построении электронного денежного оборота действительно снижаемы до весьма низких величин. Владельцев инкассаторских броневичков жалко, но истина дороже.

Исчезнут ли наличные совсем в случае и в результате реализации весьма разумной программы государственных мер по их искоренению? Нет, не исчезнут. Есть ниши — в основном, но не только — Р2Р-платежей, причем вполне «белых» и легальных, где не внедрятся хитрые безналичные платежные сервисы при жизни как минимум нашего поколения. Бабушки, продающие цветы у дороги. Свечки в церкви. Подаяния нищим. Чаевые официантам. Булка хлеба в сельпо. 

Продолжать могу бесконечно. Вот за дозу наркотического вещества, наверное, как раз удобнее будет рассчитаться каким-нибудь неперсонифицированным электронным средством (и найдутся умельцы…). А за перечисленные мной честные товарные сделки — нет. В силу, в том числе, демографических причин: целые пласты отечественного населения не поймут, не примут и в сжатые сроки не привыкнут существовать повседневно в «мире без наличных».

Еще один непростой момент. Мы живем в стране победившей долларизации. «Чулковые» сбережения по-прежнему, несмотря на все выкрутасы американского эмитента, распределены между, как минимум, тремя валютами:  рублем, долларом и евро. Как наличные нерубли будем контролировать? Снова откажемся от свободной конвертируемости? Восстановим статью за валютные операции? Введем обязательное декларирование «средств из чулка»? (Пишу, а сам думаю: не дай Бог власть предержащие, статью прочитав, сарказма не увидят, любое из этих предложений примут за чистую монету — да и воплотят в жизнь?!)

Итак, при презумпции ненасилия государства над обществом наличные в нем не исчезнут, а просто их станет меньше. Тогда возникает новый вопрос. Куда пойдут вытесненные из наличных средства населения?

Наполовину согласен с Грефом — значительный приток ожидает банковские карточные счета (и в этом, видимо, основной коммерческий, наряду с политическим, резон затеянной Сбербанком кампании: дешевое и массовое привлечение наличных, ранее не приносивших своим владельцам вовсе никаких процентов, на низкопроцентные счета до востребования и аналогичные будет полезно как населению, так и крупнейшему ритейловому банку страны, который гарантированно нарастит таким образом ресурсную базу.)

Но почему Греф уверен, что денежный поток пойдет именно в банки? Я, например, верю, что  небанковские ЭПС также с успехом могут за него побороться. Опыт Евросоюза при переходе к евро это подтверждает. Там, насколько знаю, конвертировались в евро по согласованному курсу безналичные франки, марки, драхмы и прочие валюты стран-участниц. Наличные (по крайней мере, монеты) можно было потратить, или внести на банковские счета,  или оставить себе в виде нумизматической ценности… или превратить их в электронные деньги. Статистика показала: совокупные монетные остатки предыдущего года и совокупный прирост на электронных кошельках физлиц из стран Евросоюза в год перехода к единой валюте примерно совпали по размерности.

Снилось ли нашему рынку такое? На кону — серьезная часть рублевых наличных накоплений населения. Соперник — не кто-нибудь, а сам Сбербанк РФ. Начало соревнования уже объявлено — прошлый четверг. Готовы к вызову?

(Всего прочитано 73 раз, из них 1 посещений сегодня)
0