Вот один из них:

Гитлер утром приходит к себе в бункер и видит, что сейф распахнут, папка с секретными документами разворочена, план нападения на СССР – исчез.

Гитлер в панике, в гневе. Срочно вызывает к себе глав абвера, контрразведки, гестапо, полиции, дипломатического корпуса. Топает ногами, кричит, что если завтра утром плана не будет на месте, то все будут расстреляны. Те бегут, ставят на уши подчиненных, агентуру, шлют ноты во все посольства – короче говоря – паника.

Ночью Штирлица будит телефонный звонок. Штирлиц снимает трубку и слышит голос с характерным грузинским акцентом:

– Товарищ Исаев?
– Да, это я, товарищ Сталин!
– Товарищ Исаев, ви в бункэре у Гитлера были?
– Так точно, был, товарищ Сталин!
– Секретный план нападения на СССР брали?
– Так точно, брал, товарищ Сталин!
– Немедленно верните на место, нихарашо! Уважаемие люди бэспакояца!

Вот этот древний анекдот, как нельзя лучше отображает нынешнюю ситуация на рынке электронных платежей. Вернее, ситуацию, сложившуюся вокруг законопроекта о национальной платежной системе. Ну я не буду объяснять, что это такое. Все уже в курсе длительной подковерной возни, которая складывалась вокруг законодательного регулирования электронных платежей.

Сначала лет десять просто рассуждали, надо или не надо регулировать. Потом, когда президент заикнулся о национальной платежной системе, все сразу поняли, что – надо и стали решать – как именно регулировать!

Каждому хотелось по-своему.

Правоохранительные органы желали, чтобы было максимально безопасно, любой ценой, пусть даже этой ценой будет сама возможность работы ЭПС.

Банковскому лобби очень хотелось взять рынок ЭПС под  свой контроль.

А ЭПС хотелось, «чтобы сделали как в Европе», то есть чтобы к ним не лезли бы ни банки, ни правоохранители.

В итоге сошлись на компромиссе. Никто не получил полностью того, что он хотел, но каждый получил достаточно для того, чтобы не чувствовать себя сильно обиженным.

Рынок все же был отдан под контроль банков. Но только в той части, которая касается выпуска электронных денежных единиц. А вот оперирование этими единицами, их оборот действующие операторы могут продолжать осуществлять так, как они это делали до сих пор, чего они собственно и добивались. 

И хотя все ЭПС должны будут получать банковские лицензии, открывать полноценный банк им не потребуется – достаточно будет открыть НКО (небанковскую кредитную организацию) и ЦБ пообещал выдавать таким НКО лицензии в упрощенном порядке.

Правоохранительные органы также получили желаемую идентификацию клиентов ЭПС платежных систем, но только тех из них, кто ведет серьезные финансовые операции. Те же кто пользуется платежными системами, чтобы оплатить коммунальные услуги или получает через них платежи за изготовление баннеров, нововведение не коснется. Для проведения транзакций до 15 000 рублей паспорт предъявлять не надо, и счет можно открывать дистанционно.

Короче – почти полная идиллия. Но, как оказалось, не для всех. Кое про кого при обсуждении закона попросту забыли. Наши-то законодатели по наивности думали, что Электронные Платежные Системы, это WebMoney с Яндекс.Деньгами и как-то упустили из виду, что мобильные операторы уже давным-давно занимаются тем же самым. SMS-ками умеют платить все — даже те, кто о самом термине ЭПС сроду не  слышал.

Получилось нехорошо. Теперь Мегафону, Билайну, МТС, для того, чтобы принимать платежи SMS-ками, придется получать банковские лицензии. А в законе о банках черным по белому написано, что если ты получил такую лицензию, то никакой другой деятельностью, кроме банковской, заниматься уже не можешь. Одно из двух: либо ты оператор связи, либо ты – банк и оператор электронных платежей. А вместе, одновременно – ну никак нельзя!

Понятное дело, что «большая тройка» – это серьезные и уважаемые люди, и пальца им в рот не клади.

В конце августа Минфин внес наконец-то в правительство законопроект о национальной платежной системе. Но когда дело дошло до его рассмотрения, все с удивлением обнаружили, что в Думу оказывается уже внесен проект другого закона по предоставлению сотовым операторам специальных полномочий по расчетам в пользу клиентов. Суть этого закона можно свести к одной фразе. Если у тебя есть лицензия оператора связи, то ты можешь выполнять функции ЭПС не получая банковской лицензии, а ограничения, прописанные в законе о национальной платежной системе, тебя вроде как уже и не касаются.

Так, что дальнейший ход событий предугадать нетрудно. Потому что получить в России лицензию оператора связи (в отличие от банковской лицензии) не просто, а очень просто.

Разумеется, закон о национальной платежной системе будет принят. Просто потому что это задача, имеющая высший государственный приоритет.

Разумеется, закон по предоставлению сотовым операторам специальных полномочий по расчетам в  пользу клиентов также будет принят – народ не поймет запрета платить SMS-ками. Да и «большую тройку» обижать нельзя – это ведь уважаемые люди!

Ситуации, в которых два уполномоченных госоргана одновременно дают взаимоисключающие толкования одного и того же закона, в истории России случаются периодически. Но вот ситуации, когда Государственная Дума принимает одновременно два взаимоисключающих закона – такого я не припомню!

В моем сознании рисуется аллегорическая картина. Я вижу мощный, хорошо укрепленный замок с крепкими воротами и прочными высокими стенами, а над замком реет штандарт с надписью «Российская финансовая система». И вот к замку приходит бригада строителей-законодателей и начинает тщательно укреплять ворота: обивает их железом, оборудует подъемным механизмом, делает бойницы с пушками. Но одновременно эта же бригада начинает разбирать крепостные стены.

Подходим, спрашиваем:

– Братцы, зачем ворота укрепляете?
– Чтобы враг не пролез!
– А стены тогда зачем сносите?
– Дык, уважаемые люди попросили…

(Всего прочитано 10 раз, из них 1 посещений сегодня)
0