Сразу скажем, что обсуждаемый законопроект на днях уже получил официальный отзыв Правительства, которое, увы, его не поддерживает, тем не менее, эксперты банковского сообщества подняли бурное обсуждение темы, объясняя и дороговизну установки  фискальных счетчиков, и трудность их  обслуживания. Где хранить контрольную бумажную ленту с «невыцветающими» в течение полугода чернилами? Сколько потребуется дополнительных инспекторов налоговой службы для снятия показаний фискальных счетчиков в банкоматах всей страны? Или эту операцию перепоручат коммерческим  структурам с оплатой  услуг, как всегда, за счет  самих проверяемых? Кто (и зачем?) будет снимать по вечерам Z-отчет в круглосуточно работающем банкомате? Как поставить банкомат на учет в налоговую инспекцию, если этого реестра ККТ нет в природе и т.д. Это только некоторые  темы обсуждений. Не буду вступать в  эту долгую дискуссию, а  выскажу  только  мнение о самом  базовом законе 54-ФЗ, регулирующем  применение ККМ и ККТ, и который давно превратился в тормоз развития современных дистанционных технологий продаж товаров и услуг.

Напомню, что наиболее заметная его проблема связана с дистанционной продажей электронных авиабилетов  (е-билетов). «Аэрофлот», как и некоторые другие перевозчики, уже третий год реализует эту современную  процедуру. Покупатель, выбрав билет на сайте инвенторной системы, проводит безналичную оплату с помощью банковской карты. Распечатку е-билета покупатель делает на домашнем принтере и едет с ней в аэропорт. Все вроде бы хорошо , однако  из-за того, что каждый покупатель по закону должен получить фискальный чек, его приходится отправлять ценным письмом по почте, либо предлагать клиенту приехать в офис и получить чек на месте.  Согласитесь, это уже не очень удобно. В «Аэрофлоте» ККМ стоит в одном из офисов компании, и там ежесекундно (а е-билетов продается примерно на 1 млн. долларов в день!) «выплевывает» отрывные чеки по каждой транзакции в одну большую коробку. Специально выделенный сотрудник при появлении клиента всякий раз разыскивает  в ней нужный чек. «Аэрофлот» закон не нарушает, но удобной и полностью дистанционной процедуры для покупателей создать ему не удается. Вопрос  неоднократно поднимал комитет  НАУЭТ по электронным билетам и его председатель Андрей Полозов-Яблонский ( ныне советник гендиректора «Аэрофлота»), но его обращения не были  услышаны.

Аналогичная проблема  существует и при продаже железнодорожных е-билетов — там приходится применять две дублирующие друг друга процедуры. Клиент  сначала резервирует билет на сайте, оплачивает его дистанционно, получает распечатку, но перед отправлением  поезда должен  появиться на вокзале и, предъявив  паспорт, получить в специальной кассе уже «настоящий»   бланковый билет, который изготавливают заранее, получив запрос из онлайн-системы продаж. Ясно, что экономии труда и ресурсов при подобной модернизации не происходит. Более того, затраты при внедрении электронного билета только возрастают. Этот парадокс связан именно с несовершенством законодательства о фискализации и продажах, не учитывающего современные реалии и технологии.

Проблемы есть и при продаже е-билетов на зрелищные мероприятия — там процедуры продаж также вынуждены дублировать. На зрелищных мероприятиях энтузиасты электронной коммерции оснащают пункты пропуска сканерами, штрих-коды на билетах вместо бумаги передают на экраны мобильных телефонов, создают удобные билетные сайты и т.д. Но все эти красивые электронные технологии теряют свою  элегантность и завершенность, разбиваясь о кондовые инструкциями 54-ФЗ, заточенного под нужды налоговой службы, кстати, совершенно не отвечающей за внедрение новых технологий.

Проблемы есть при дистанционной продаже абсолютно любых товаров и услуг – и не  только при продаже билетов. Подавляющее число продаж в интернет-магазинах в России происходит в режиме COD (cash on delivery – оплата при доставке). Курьер при передаче товара покупателю на месте получает от него наличные. Причем чек, обычно, у курьера уже имеется – его пробивают заранее в кассе магазина. Однако при предварительной пробивке чека делается ряд нарушений: сумма наличных денег в кассовом ящике начинает не совпадать с показаниями контрольной ленты, курьер — это совсем не кассир и т.д. По этой причине практически все интернет-магазины страны действуют с нарушением инструкций, порожденных законом 54-ФЗ.

Что делать? Как поступать правильно при электронных продажах? Жесткая фискализация, принятая у нас, не обязательно является залогом успешного пополнения налоговых сборов, и совсем не общепринятым атрибутом  честных взаиморасчетов с гражданами — подобный режим используется, пожалуй, только в Греции. Во всем мире давно используются более мягкие методы контроля за действиями продавца. Нам же приходится организовывать два документооборота: один, связанный с электронными инновационными технологиями и другой – нужный для реализации фискального законодательства. Трудности и нестыковки хорошо известны, их не снял и федеральный закон «Об электронной торговле», который принимался у нас неоднократно, всякий раз в своих статьях аккуратно обходя острые углы. Может быть, сегодня  банки, попав под прицел инструкций и норм обсуждаемого закона, привлекут внимание и его, наконец, поправят? Будем надеяться на это.Будем надеяться и на то, что новые технологии начнут приносить весомую  экономическую выгоду первопроходцам, а не просто добавлять приятные штрихи к их имиджу передовых внедренцев — внедренцев технологий с буковкой «e» впереди.

(Всего прочитано 30 раз, из них 1 посещений сегодня)
0