Электронные деньгиСвоевременны ли дискуссии по поводу внедрения нового специального законодательства по ЭД и ЭП? — Да, безусловно. Назрела ли необходимость такого акта? — Да, бесспорно. Достаточное ли время прошло для выявления всего многообразия интересов и позиций, связанных с кругом проблем обращения ЭД? — Пожалуй, и здесь ответ утвердительный. Все заинтересованные стороны получили трибуну, смогли поучаствовать в обсуждении, были, как минимум, услышаны регулятором. Но получился ли в итоге документ достаточно «пропеченным», с одной стороны, реалистичным, с другой стороны, дружественным к рынку, разрешающим любые конструктивные и запрещающим деструктивные формы активности на рынке ЭД и ЭП? Вот в ответе на этот вопрос я, честно говоря, испытываю затруднения.

Законопроект содержит ряд существенных новаций.

К позитивным относятся, прежде всего:

А) выделение целого ряда (5, а с учетом подкатегорий — даже 7) специфических институтов с особым режимом правового регулирования, ведущих деятельность в сфере электронных платежей и обращения электронных денег:

  • оператор по переводу денежных средств;
  • оператор по приему платежей;
  • оператор платежной системы;
  • участники платежной системы;
  • операторы услуг платежной инфраструктуры (операционный, клиринговый и расчетный центры).

Б) Наличие переходного периода на имплементацию нововведений (по различным аспектам от полугода до года*1).

Законопроект при этом содержит и ряд моментов, заслуживающих, по нашему мнению, более глубокой проработки, в том числе:

А) Остаются за рамками Проекта, при буквальном прочтении ст. 2 (или наоборот, становятся объектами стандартного усиленного контроля со стороны регулятора, в то время как необходим был контроль специфический), т.н. системы закрытого типа, где эмитент сам является основным контрагентом держателей электронных денег. Между тем в ЕС в 2000-2009 гг. число учреждений-эмитентов ЭД этого типа (по т.н. waiver’у, или усеченной лицензии) в 4 раза превысило число обладателей полной лицензии, а в некоторых странах (Чехия, Нидерланды и т.д.) только такие лицензии и выдавались. Именно по этому принципу работают операторы ЭД на базе транспортных компаний, парков развлечений, вузов, отельных сетей и т.д.

Кстати, выход Европейской директивы 2009/110 тоже не облегчил жизнь «мини-эмитентам» электронных денег. Снизив размер минимально необходимого уставного капитала с 1 млн. евро до 350 тыс. евро, директива ЕС в ближайшие 2-3 года выпустит на рынок в «эконом-сегменте» десятки, если не сотни, новых игроков. Но, в отличие от Европы, где до этого момента почти 100 «мини-эмитентов» уже успешно начали свою работу, у нас заморозки могут случиться еще до начала посевной.

Б) Приравняв ЭД к предоплаченному инструменту*2, составители законопроекта оставили за бортом целые классы реальных эмитентов ЭД, работающих по другому принципу, например, бартерные биржи, которых в мире несколько сотен. Не следует забывать, что привязка эмиссии ЭД к той или иной национальной валюте привносит в деятельность эмитентов ЭД валютные и страновые политические риски.

В) При отсутствии четкого списка разрешенных объектов инвестирования средств, полученных за ЭД, по сути, созданы двойные стандарты для банков и небанков: первые смогут средства инвестировать, вторые должны будут их замораживать.

Г) Обращение ЭД между юридическими лицами по непонятным причинам сделано нелегитимным. Между тем, даже в интересах ускорения и облегчения оборота ЭД между эмитентом и физлицами, оставляя в стороне юрлиц как таковых, полезно было бы, хотя бы, признание легитимности и обособление статуса юридического лица — дистрибутора ЭД (в т.ч. небанка).

Д) Статья Проекта «Значимая платежная система» создает предпосылки для волюнтаристского подхода к определению «значимого» характера ПС и предъявлению к ней дополнительных требований на основании субъективных качественных, а не объективных количественных, критериев.

Е) Непонятно, из каких соображений платежная система должна включать не менее трех операторов по переводу денежных средств. Если с позиций диверсификации рисков или из антимонопольных соображений, то в Проекте нет запрета на аффилированность привлекаемых структур.

Ж) Ряд более мелких нареканий вызывает Проект в части определения «электронных денег», возможности искусственного ограничения ответственности операторов платежной инфраструктуры размерами договорной неустойки и некоторых иных моментов.

З) «Подвешена» легитимность систем денежных переводов, не относящихся непосредственно к числу кредитных организаций.

Общее впечатление от документа, несмотря на отмеченные моменты, безусловно, позитивное, он своевременен и актуален. Только хватило бы у законодателя терпения на кропотливую «дошлифовку» проблемных моментов…

_______________

*1 Поскольку на разных стадиях согласования и в разных дискуссионных группах ходят как минимум 3 варианта законопроекта, я воздержусь от привязки отдельных содержащихся в нем положений к конкретной нумерации: она может разниться в параллельных версиях документа.

*2 Согласно Проекту, «сумма электронных денег одной кредитной организации, предоставленных одному физическому лицу, должна быть эквивалентна сумме предварительно предоставленных этим физическим лицом денежных средств».

(Всего прочитано 12 раз, из них 1 посещений сегодня)
0