ТерминалыОдин из выступавших, представитель туманного Альбиона, весьма тонко и точно разбирающийся в наших реалиях, при упоминании терминалов искренне развел руками: ну не понимаю, господа, ищу и не нахожу отгадку — почему у вас так много терминалов, и почему они приносят прибыль? Потом в кулуарах он специально у меня переспросил: сколько-сколько, говорите, в России терминалов? Не менее 400 тысяч? Да это же гигантская цифра!

Я бы ответил иноземному гостю, что чудо-успех терминалов во многом обязан такому специфически российскому явлению, как отсутствие доверия экономических субъектов друг к другу. Не доверяют мобильные операторы физлицам — и отсутствует (до поры до времени) простая и удобная система постоплаты, а значит, надо во что бы то ни стало добежать до терминала и закинуть в его жерло 100 рублей (средний размер платежа за связь), чтобы вернуть к жизни отключенный за неуплату мобильник. Не доверяют физлица банкам — личные сбережения хоронятся в небанковской чулочно-подподушечной области, и нет опять-таки удобной системы безакцептного списания с банковских счетов граждан по их счетам за коммунальные услуги.

Не до конца доверяют все вместе взятые: физлица, банки, конечные сервис-провайдеры, они же получатели платежей, а также сами платежные системы — агентам по приему платежей — появляются позывы к зарегулированию этого сектора, а также дилерские депозиты в ЭПС и пункт в договоре с дилерами одной уважаемой ЭПС, по которому она за каждую поступившую в их адрес претензию безакцептно списывает с них 30 000 рублей. В Бразилии более 100 000 платежных агентов — на порядок больше, чем обособленных подразделений банков — и нет ни гарантийных депозитов, ни драконовских мер контроля; если «что», банк с нерадивыми платежными агентами судится. С другой стороны, в Бразилии, похоже, нет фирм-однодневок, и зеленщик или булочник, по совместительству принимающий платежи, остается все тем же юридическим и физическим лицом на протяжении десятилетий, пользуясь доверием у широкого круга своих местных традиционных клиентов.

Другой выступавший на Форуме оратор жаловался на фискализацию терминалов, которая просто выбивает из колеи малый бизнес. Это связано с невозможностью найти деньги на оснащение дорогостоящей аппаратурой всех приобретенных мелкими и средними российскими предпринимателями терминалов в предписанные законом сжатые сроки. Жалобы эти легко понять: по слухам, банки диктуют вынужденно отдающимся им терминальным сетям совершенно кабальные условия.

Интересно, что крупнейшие ЭПС, работающие по терминальной модели, могут извлечь выгоду из сложившейся ситуации оригинальным способом (неоригинальный очевиден — скупка терминальных сетей под себя на входящие в ЭПС кредитные организации.) Если раньше, помните, поднимавшиеся ранее лозунги о централизации фискализации на уровне процессинга трех (по факту двух независимых) ведущих терминальных ЭПС не находили у государства однозначно позитивного отклика, то теперь, похоже, этого же будет просить у законодателя «малый» терминальный бизнес.

Остается, правда, неясным, кому по справедливости нужно вручать полномочия фискализации: двум ведущим игрокам рынка (монополия имеет свои риски), десятерым ведущим (как мерять будем — не обидится ли 11-й, что не попал в шорт-лист счастливчиков?), каждому, кто назовет себя платежной системой, или государство оставит эти полномочия за собой? Справедливее всего было бы выработать объективные, недискриминационные, выполнимые требования к такому агрегатору-фискализатору и давать подобные полномочия всем, кто сможет удовлетворять установленным критериям.

Наконец, еще один выступавший говорил о будущем терминалов. Немудрено: прирост их общего количества постепенно стабилизируется, ближнее зарубежье и Восточная Европа тоже ими «затарены». Удельный объем платежей, приходящихся на один терминал, а соответственно, и доходность одного терминала — также вряд ли имеют тенденцию к росту. А значит, надо искать новые идеи.

Поэтому логичным выглядело рассуждение третьего упомянутого докладчика о перспективах диверсификации деятельности терминалов. В качестве одной из возможных тенденций развития этого сегмента было названо объединение с карточным бизнесом (насколько мне известно, исторически первые российские терминалы сети «Элекснет», например, были настроены именно на прием карточных платежей, а не наличных, так что подобный поворот событий можно считать «возвращением к истокам»). Предполагается значительный рост доходов терминального бизнеса от рекламной составляющей. Прогнозируется интеграция терминалов с информационными устройствами (платные, бесплатные, маркетинговые…) и финансовыми сервисами (управление банковскими и ЭПС-счетами, набором услуг мобильного телефона).

Не рождается у меня общая мораль к трем процитированным выступлениям. Первое признает: бизнес-модель успешна и уникальна. Второе констатирует: так дальше жить нельзя, в прежнем неизменном виде бизнес-модель не выживет. Третье выступление подсказывает: гранды рынка думают не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем. Казалось бы, все песни о разном. Но, если их обобщить, получится, что терминальная бизнес-модель, имеющая славное прошлое, боевое настоящее и перспективное будущее, вполне жизнеспособна и будет эволюционировать в сторону сохранения и наращивания эффективности и доходности операций и их диверсификацию. Так что не стоит опускать руки.

(Всего прочитано 18 раз, из них 1 посещений сегодня)
0