Платежные системыПрошло время, и я по-прежнему так считаю. А платежные системы — уже нет. Теперь значительная часть платежных систем уже не то что бы ни прочь, чтобы их «зарегулировали», они сами настаивают на этом!

А чего вы хотите! За прошедшее время платежные системы разжирели, из шустрых и поджарых юных особ с горящими от энтузиазма глазами превратились в особ солидных, вальяжных, которым уже как-то не с руки носиться по рынку, а пора сесть в кресло-качалку в тенечке и подумать о приятных вещах: инвестициях, выходе на IPO.

Но скажите на милость, как вы выйдете на IPO, если сам предмет вашей деятельности никак и нигде не прописан, а значит, с точки зрения потенциального покупателя ваших акций — доверия не заслуживает.

И вот в какой-то момент, в ответ на очередную ленивую реплику со стороны государства в духе «Зарегулировать вас что ли?», послышалось неожиданное: «А давайте!»

Государство от неожиданности впало в ступор и осознало, что делать что-то надо, но вот что именно делать — совершенно непонятно!

Зато платежные системы что именно следует делать — понимают четко. Перед глазами у них стоит братская Украина, где дело был пущено на самотек и в результате принятия каких-то непонятно откуда и как появившихся законодательных актов рынок электронных платежей оказался на грани паралича.

Поэтому в России платежные системы дело пускать на самотек не собираются. На прошлой неделе я два дня провел на форуме «Электронные деньги и платежи», которая была инициирована ассоциацией «Электронные деньги». Эта ассоциация собственно для того и была создана самими платежными системами, чтобы вывести государство из ступора, взять его за ручку и отвести в нужном направлении. Получится это или нет — гадать пока бессмысленно. Но то, что я видел на конференции, заставляет меня склоняться к мысли, что извечный традиционный противник российских платежных систем — банковские структуры, потихоньку начал превращаться из противника в союзника, и мелкими группами перебегать в стан прежнего врага.

В те послеперестроечные времена, когда известный ныне журнал «Компьютерра» только начинался, а я был в нем зам. главного, в редакцию попал феерический (иного слова тут не подберешь) думский законопроект о регулировании интернета. В нем предполагалось функции распределения доменов RU отдать… банкам. Дескать, кому как не банкам знать всю подноготную российских фирм, вот пусть они и решают — соответствует тот или иной домен сути фирмы или нет.

Тогдашний главный редактор «Компьютерры» Георгий Кузнецов выразился кратко и емко: для российского депутата банк настолько прочно стал ассоциироваться с понятием «кормушка», что превратился воистину во всемогущий центр мироздания.

И ведь действительно, в сознании большинства людей, банк это место — где всегда есть деньги, банк — это место, которое всегда может тебя этими деньгами прокредитовать. А вот никому не приходило в голову, господа, откуда у банка эти деньги? Я думаю, что не открою тайны, если скажу, что это деньги не самого банка, а его клиентов.

Банки, которые изначально создавались для взаиморасчетов и надежного сохранения клиентских денег очень быстро превратились в «кредитные организации». Между моментами, когда клиент положил деньги на счет и забрал их со счета может пройти куча времени. И, согласитесь, глупо, если деньги просто лежат мертвым грузом и не работают. Разумно пустить их в оборот, заработать с их помощью еще денег и даже поделиться с клиентом этим заработком в виде процентов по счету. Всем выгодно!

Вот именно эта часть деятельности, а не расчеты, и не хранение денег, очень быстро стала основным родом деятельности банков. Понятие того, что слово «банк» — «это место где выдают кредиты» настолько прочно засело в сознании и простых людей, и законодателей, что доходит до курьезов. В российском законодательстве пришлось даже отдельным положением оговорить тот факт, что банк имеет право и не выдавать кредиты, а только хранить деньги и осуществлять расчеты. И тут — гримаса психологии — прямо в законе о банках была допущена оговорка по доктору Фрейду. Банковские организации, которые не имеют права заниматься кредитной деятельностью, не были названы «Банковские НЕКРЕДИТНЫЕ организации», как оно и есть по сути, а были названы ровно наоборот «Небанковские КРЕДИТНЫЕ организации». Что породило массу недоразумений на уровне среднего чиновничества и идиотических публикаций в прессе.

Перепрофилирование банков из «расчетных» организаций в «кредитные» привело к известному феномену: абсолютно у любого банка денег в наличии всегда существенно меньше, чем клиенты дали ему на хранение. И если вдруг все клиенты надумают одновременно прийти и забрать у банка свои деньги, ни один банк не сможет их вернуть и гарантировано разорится. Этот механизм лежит в основе любого банковского кризиса.

По сути, банки сами освободили для платежных систем рыночную нишу тех «чистых платежей», которые им стали неинтересны. А неинтересны банкам те платежи, при которых деньги на счету не задерживаются, а наоборот, только движутся. Внес клиент деньги в систему, перевел кому надо, получатель их тут же вывел из системы.

Это как раз та самая ситуация, которой любой банкир боится пуще всего на свете, а именно: тысячи клиентов с утра принесшие тебе деньги, уже вечером приходят к тебе и забирают все то, что принесли с утра. Причем делают это одновременно. При таком раскладе надо всегда иметь в наличии все внесенные клиентами деньги, и выдать из этих денег кредит или как-то иначе «обернуть» их — не получится!

Пикантность нынешней ситуации заключается в том, что долгое время банки, с беспокойством взиравшие на то, как платежные системы «отъедают» у них жирный кусок рынка, активно теребили государство, чтобы то «устранило непорядок», и при этом даже не удосуживались приглядеться повнимательнее, какой именно кусок «отъедают» платежные системы.

А теперь, когда и государство, и сами платежные системы начали проявлять готовность к «наведению порядка», банки, вдруг начинают понимать, что им этот кусок рынка просто «нафиг не нужен»!

Но ведь процесс-то уже пошел…

Продолжение следует…

(Всего прочитано 15 раз, из них 1 посещений сегодня)
0