Отдышимся и переведем дух. Казалось бы, при чем тут ЭПС?

Был в рассказанной мной истории один нюанс. В период этих двух недель мы участвовали в одном тендере, проводимом Правительством Москвы, и ожидали возврата суммы обеспечительного взноса, который вносится всеми участниками конкурса и затем возвращается не победившим в нем участникам на тот расчетный счет, с которого они были посланы. Наш счет… правильно, уважаемые читатели, «был открыт в респектабельном московском банке…», далее по тексту. Поэтому бухгалтерские службы города к нашему письму с просьбой никоим образом не возвращать должные нам средства на пресловутый расчетный счет до полной ясности с судьбой банка отнеслись с сочувствием. Но заметили, что по регламенту торгов ни на какой другой наш счет вернуть их не могут. И по второму нашему письму отправили средства таки на тот же расчетный счет, но уже в выздоровевшем, правильно, и по-прежнему респектабельном московском банке!

Я мониторю написанное коллегами о влиянии кризиса на ЭПС.

Многое улавливается верно. Интернет-торговля будет расти намного медленнее. Платежеспособный спрос населения снизится. Общее затягивание поясов, безусловно, повлияет на обороты ЭПС. Отдельные кептивные  ЭПС крупных Интернет- и ИТ-холдингов, вероятно, испытают на себе все прелести политики корпоративной экономии. Некоторые резюме некоторых их менеджеров и топов попадают и ко мне.  Все это так, но…

Я вижу в кризисе не могильщика нашему рынку, но вызов, на который необходимо вырабатывать адекватный ответ.

Зададимся вопросом: почему 1998 год стал датой рождения компаний Яндекс.Деньги и WebMoney Transfer? Налицо было сочетание нескольких факторов, которое и привело к возникновению поистине революционной ситуации. Первое – банковская система в руинах. Второе – оставшиеся без работы команды квалифицированных банковских программистов с полуготовыми продуктами в области обеспечения расчетов. Третье – расстройство расчетной функции в экономике в исполнении банков (как оно проявляется на рядовом потребителе банковских услуг – см. в начале статьи). Четвертое – общее недоверие к банковскому сектору, из-за явных провалов в риск-менеджменте активных операций банков. Замечу без доли ехидства – в ЭПС судьба вашего платежа или остатка средств в системе не зависит от степени рискованности решения кредитного комитета или от результатов игры этой организации на форексе, поскольку она по идее ничем кроме обслуживания платежей и не занимается.

Что из перечисленных факторов отсутствует сейчас? Пожалуй, только первый фактор действует в существенно видоизмененной форме. Банки не умирают, а поглощаются более крупными собратьями, происходит консолидация банковского сектора. Да и по четвертой позиции основной источник банковских убытков – теперь не ГКО и фьючерсы, а кредиты, акции и недвижимость.

Мне кажется, что на данном этапе произойдет окончательное размежевание двух и без того не коррелирующих процессов: цикличного развития Интернет-торговли (находится в фазе стагнации) и развития электронных платежей (находится в фазе поступательного развития и экспансии). Просто новые продукты ЭПС должны ориентироваться на пользователя с несколько похудевшим кошельком. При этом, несомненно, через какой-то срок банковская система страны оправится от потрясений, связанных с кризисом. И вот тогда диалог выживших ЭПС с выжившими банками, безусловно, не прекратится, но станет более равноправным. И если на время кризиса стоит ожидать большего снисхождения регулятора к небанкам, расшивающим узкие места в платежной системе,  то по завершении кризиса для нормального существования рынку ЭПС придется выработать добротную, долгосрочную легитимность.

(Всего прочитано 12 раз, из них 1 посещений сегодня)
0