Две недели я молчал и ничего не делал, только наблюдая за рынком. Даже это я старался выполнять отстраненно, как бы издалека, чтобы ухватить всю картину разом.

Мои наблюдения свидетельствовали: погода не соответствует климату. Если в Шарм-эль-Шейхе три месяца подряд будет лить дождь, вывод один – кто-то на небесах скрутил кран.

Сегодня мне очевидно следующее: то, что мы принимали за ипотечный кризис, на самом деле было глобальным финансовым кризисом, но и то, что мы потом приняли за глобальный финансовый кризис, оказалось кризисом политическим, кризисом избирательной системы в самой развитой демократии мира.

Как странно: именно та неделя октября, когда рынок улетел вниз вопреки всем техническим, фундаментальным и просто логическим соображениям, именно та неделя, которая отобрала не миллионы, не сотни миллионов, не миллиарды – триллион! – триллион отобрала у инвесторов, именно она определила имя нового президента США.

Барак Обама обошел на кривой своего конкурента, используя миф о том, что он лучше разбирается в экономике. Конечно, Маккейн считался наследником политики Буша, а экономическая политика Буша провалилась, но почему для окончательной победы понадобилось дополнительно валить рынок?

Мой друг упрекнул меня, что, мол, я сторонник теории заговора, а теории заговора обычно исповедуют проигравшие. Но тут же совсем все понятно: изменения котировок на глобальном рынке стали использовать для решения политических задач не просто большие игроки, не просто маркетмейкеры, а САМЫЕ большие люди. Причем, если учесть, что политические интересы потом преобразуются обратно в экономические, то от свободного рынка вообще ничего не остается.

В России явление фондового рынка было использовано для легитимного отъема собственности. Изменение котировок – это всегда переход прав собственности. Обвал – потеря собственности в больших масштабах одними и соответственно приобретение другими. Что такое удешевление стоимости российских олигархов на суммы в миллиарды и десятки миллиардов? Я бы не сказал, что лопнул пузырь, потому что российская экономика, как известно, сырьевая и цены в ближайшие годы вернутся, никуда не денутся. Но те ли самые собственники останутся у подешевевших на порядок компаний, когда они начнут отрастать? Зачем громко забирать «Юкос», если существует механизм фондового рынка?

В США ситуация, разумеется, иная, но и здесь движения октября не были естественными. К сожалению, власть важнее денег. К сожалению – потому что деньги анонимны и свободны. Ради власти их свободу, как оказалось, готовы использовать, а затем ограничивать.

Если продолжить тот сугубо политический сюжет, который управлял деньгами этой осенью, то мы получим следующий прогноз.

В ближайшие дни должен произойти некоторый рост, который сменится не падением, но плавным сползанием вниз. Тем временем Обама, который пока что заявляет о готовности работать с планом Полсона (однако с дополнениями) конкретизирует свою экономическую программу. Она, программа эта, будет особенно указывать на недостаточность принятых до того мер. К Новому году краткосрочное ралли и краткосрочный спуск прочередуются дважды – это даст возможность отыграться тем, кто вложился в победу демократов: чтобы опустить ту самую октябрьскую неделю, надо ведь было здорово потратиться.

А к концу января начнется уже двух-, может быть, трехмесячный рост. Отчеты окажутся лучше ожиданий, и каждый позитивный отчет будет подталкиваться вверх каким-то дополнительным решением. Ну, как один из сильнейших факторов – окончание военных действий в Ираке.

Оборонный бюджет демократы действительно подсократят, на экономике это действительно благотворно скажется, но не так сразу. Рынок живет ожиданиями, поэтому эмоциональная реакция на такую новость значительно превзойдет реальную, которой, не исключено, вообще не будет, так как к тому времени настанет черед нового сюжета.

До весны цена нефти будет удерживаться внизу. Любыми возможными способами. Когда перестанет помогать спекуляция, возникнет внезапная дружба с Ираном. Ладно, конечно, не дружба, однако – нормализация отношений. А затем нефть вернется к своей цене $90 и с перепугу примется штурмовать $100. По замыслу это должно совпасть с очередным откатом фондового рынка, которого не избежать, и вот нефть – нефть станет замечательным объяснением. Параллельно (все равно когда-нибудь надо) ФРС повысит ставку. Таким образом, рост окажется лишь передышкой, и вплоть до осени четыре месяца подряд рынок будет съезжать вниз. Аналитики вновь затянут песнь о рецессии, хотя кому положено, будут отлично понимать, что с осени 2009 г. начнется уже реальное оздоровление экономики. К тому моменту должны быть открыты громадные долгосрочные позиции, и открываться они станут потихонечку, понемножечку, начиная с лета, незаметно, лишь порой выражаясь в необъяснимых откатах вверх.

А осенью будет инициирован бычий рынок.

У этого сценария, однако, возникнут естественные враги: источники крупных финансовых ресурсов, не участвующие в схеме. Если их не занять, они будут постоянно путаться под ногами, но не как хорек, а как слон в посудной лавке, и серьезно мешать процессам.

Занять их возможно, лишь запустив вверх некий отдельно взятый сектор экономики. К тому же это полезно в целом: на смену предыдущей модной теме обязательно должна прийти новая. Иначе говоря: пузырь лопнул, да здравствует пузырь!

И уже сейчас видно, что это: $150 млрд планирует выделить новый президент на развитие альтернативной энергетики. Последние годы наблюдалась зависимость: нефть растет – акции компаний по разработке альтернативных источников энергии тоже подрастают, ведь дорогая нефть угнетает экономику. Нефть припадает – и альтернативка за ней. Теперь об этой зависимости можно забыть. В ближайшие годы зеленые технологии и альтернативная энергетика сделается модной темой – ее будут последовательно раздувать. Мы увидим и новые IPO, и двухсотпроцентный рост соответствующих компаний. Не сразу, конечно, не завтра. Но достаточно скоро.

_______________

Если всего этого не случится – значит, деньги по-прежнему свободны.

В любом случае, когда одна новость плохая – опустив рынок, президентом стал Барак Обама, то другая хорошая – президентом не стал Джон Маккейн.

Он бы увеличил военный бюджет. Он бы продолжил дело Джорджа Буша-младшего. США пыталась бы любой ценой удержаться в роли всемирной империи, и любая цена ежегодно увеличивалась бы, и платили бы ее, эту любую цену, не только американцы.

Президент — вообще такое дело… Еще когда в России избирали Дмитрия Медведева, я обратил внимание на фамилию этого человека. Российскому фондовому рынку она не сулила ничего хорошего. Независимо от качеств и намерений самого носителя.

Имя Обамы по-русски означает «временное быстровозводимое дешевое строение». Очень символично для президента эпохи ипотечного кризиса.

(Всего прочитано 17 раз, из них 1 посещений сегодня)
0