Относительно удобства — суть доступности — платежных сервисов, следует на 200% согласиться со сторонниками прошедших в первом чтении поправок. Бессмысленна ситуация, когда потребитель не может погасить кредит в родной банк на кассе родного же супермаркета, если он ходит туда семьей еженедельно и привычно оплачивает там коммунальные платежи и услуги сотовой связи. Набор разрешенных небанкам направлений отправки принятых у физлиц денежных средств столь же прихотлив и, положа руку на сердце, случаен, как и приснопамятный список неидентифицируемых (до 30 000 рублей) получателей платежа. Читая его, каждый разумный человек спрашивает себя: ну почему разрешены, условно, платежи за садовые домики, гаражи и алименты, а не массово нужные и повседневные?

А вот дальше у обывателя с победителями начинаются идейные расхождения. Потому что обыватель не может радоваться победе прогресса всем сердцем, когда цены растут.  А они растут. Не называя имен, опишу свой опыт. Год назад я оплачивал мобильные телефоны своей семьи (трех различных сотовых операторов) и коммунальные платежи через две сети салонов сотовой связи. Бесплатно. Полгода назад я стал совершать платежи через одну из этих двух сетей, которая ввела бонусную программу лояльности. После тщательного изучения системы курсов и коэффициентов  (какой объем бонусов за какие суммы покупок начисляется, и какому количеству рублей РФ равняется начисленное)  получилось, что система доплачивает мне порядка 0,5% в достаточно ликвидных средствах (в товарах самого салона связи, которые я готов в нем периодически покупать) от суммы каждого коммунального или сотового платежа. Хорошее кончается: в последние месяцы оба салона сменили ЭПС-партнера и — по случайному или неслучайному совпадению — стали брать за платежи комиссию в размере нескольких процентов.  Пришлось проходить на 10 метров дальше ближнего салона связи, к другому, небрендовому салону, который сохранил прежнюю ЭПС-партнера и прежнюю нулевую комиссию.  Вот я и думаю — точно ли мобильные операторы стали причиной роста цен? И если все-таки дело в них, то не разорится ли завтра мой «дешевый» сервис-провайдер с явно меньшим, чем у брендового соседа, уровнем доходности? А если дело не в желании сотовых операторов снять сливки с рынка, а в самих ЭПС?

В России, в отличие, например, от США, еще никогда прилюдно не наказывали картели за ценовой сговор (кроме, разве что, розничных продавцов бензина). И вряд ли накажут.

Кстати, «теория заговора» может оказаться и не самой объективной картиной реальности. Скорее разгадка роста цен — в ожиданиях отрасли, связанных с резким ростом издержек. Вообразим себе доходный сетевой розничный бизнес, который при бизнес-планировании на ближайший год с прискорбием замечает, что его собираются «нагреть» на: фискализацию каждой точки входа, гарантийное обслуживание, фискального регистратора, опять же, на каждой точке, оснащение ЭКЛЗ, установку специальных фискальных принтеров, и так далее… Как бы вы поступили, уважаемый читатель, на месте собственников такого бизнеса? То-то и оно… Одно лишь в этом случае непонятно — если предполагаемые сверхзатраты случатся только завтра (а, может, и не случатся) — то насколько правильно упреждающее повышение цен и тарифов сегодня?

Не знаю, кто прав. С чередой весенне-летних слияний и поглощений рынок ЭПС утратил равновесие. В том числе и на уровне ценообразования. Как мне кажется, естественная верхняя граница возможных тарифов на платежные услуги — это комиссия международных карточных систем плюс минимальная (десятые доли процента) комиссия агрегатора и процессора.  Выше прыгнуть не должно. Впрочем, рынок ЭПС привычно преподносит сюрпризы.

(Всего прочитано 11 раз, из них 1 посещений сегодня)
0