2. На минувшей неделе в России был зарегистрирован первый случай покушения на самоубийство руководителя инвестиционной компании.

3. На американских биржах был введен запрет шорт-операций (в России их чаще называют «продажи без покрытия») сроком до 2 октября. Запрет касается финансовых компаний общим числом 779 наименований. Срок может быть продлен.

4. В среду вечером на российских биржах был введен запрет операций по коротким продажам (продажи без покрытия) и маржинальным сделкам (торговля с кредитным плечом). За прошедшую неделю торги на ММВБ и РТС приостанавливались пять раз (трижды на падении и дважды в день роста).

5. Старейший инвестиционный банк США Lehman Brothers обанкротился и его имя, словно обелиск, значится серым на моем терминале.

6. Bank of Ameriсa объявил о покупке Merrill Lynch за 50 млрд долларов. Таким образом из пятерки крупнейших инвестбанков США – еще весной следовало добавлять «непотопляемой пятерки» – в живых остались двое: Goldman Sachs и Morgan Stanley.

7. Крупнейшая страховая компания AIG вынуждена была привлечь 85 млрд государственных средств в обмен на 80% акций. То есть на сегодняшний день AIG фактически национализирована вслед за Fanni Mae и Freddie Mac.

8. Правительство США намерено до понедельника принять решение о выделении 700 млрд долларов для выкупа долгов проблемных финансовых институтов.

Комментарии, в общем-то, ни к чему.

Мы переживаем историческое приключение.

На самой крупной бирже мира Уолл-стрит подобного обвала не было свыше 60 лет.

2008-й год будут изучать в учебниках.

На перекрестках истории всегда неспокойно. И неповторимо. Мы здесь. Мы смотрим и впитываем. Если можете, наслаждайтесь.

Кто найдет в себе силы уцелеть, кто найдет в себе силы получить ОТ ЭТОГО удовольствие – у тех большое будущее!

А комментарии, в общем-то, ни к чему. Это и не комментарии, так, возгласы…
____________

Мне часто задавали вопрос, почему я не работаю на российском фондовом рынке. Вот, жизнь ответила.

То, что произошло в России за пять дней 15-19 сентября, можно назвать крупнейшей рейдерской операцией в истории рейдерства. Теперь можно рассказать, как мудро контролирующие органы предотвратили крах всей российской финансовой системы, и прочее, и прочее… Но суть в чем: акции день за днем теряли от 30% до 50% стоимости, а потом резко ее восстановили. Причем потери были спровоцированы в первую очередь заявлением главы правительства, бывшего совсем еще вчера главой государства, а отыгрыш случился сверхстремительно, говорят, даже вошел в Книгу Гиннеса. В росте наверняка не участвовали инвесторы, спрыгнувшие на падении – торги были остановлены и впрыгнуть обратно, не зная точного времени, оказалось почти невозможно. Вместе с инвесторами, поставившими на рост, потеряли деньги и те, что ставили на падение. Вы скажете, так не бывает? В России бывает! Из шорт-позиций выпрыгнуть не позволили никому! Там терялись все деньги, поскольку закрыть сделки участники торгов не имели возможности по причине отмены торгов, добавиться не имели возможности по причине запрета шорт-позиций, а открылся рынок сразу с роста – предсказуемого для избранных (избранные в данном раскладе не самые умные, а те, кто просто ЗНАЛ) и совершенно невероятного для мелких, средних, не очень крупных, короче, не посвященных в тему игроков.

Это и есть инсайд в государственном масштабе. Подготовленный и беспроигрышный. Честно говоря, когда некоторое время назад я писал об «Операции доктор», я не предполагал такого оглушительного масштаба этой спецоперации. Ну, качнут, думал я. Но «отобрать и поделить» половину рынка?!!!

Понимаете, когда человек смотрит на результаты уже после того, как результат стал реальностью, он думает: почему я там не был? Раз ВТБ вскочил на 50%, значит, и я мог там прокатиться хотя бы на 20%.

Не мог!

В 9 случаях из 10 этот человек зашел бы на две недели, на неделю, на день раньше и выскочил, как ошпаренный. А сидя в позиции с кредитным плечом (а кто сидит без плеча?), он бы потерял депозит. Падение было рассчитано так, чтобы вышвырнуть всех. Кроме самых долгосрочных и самых своих. Кроме самих себя.

И в день роста человек не вбежал бы в позицию. Он бы смотрел на рост котировок и был бы уверен, что опоздал. И чем дольше рост длился, тем больше была бы уверенность, что поздно, и тем обидней сожаление.

Есть довольно старый биржевой анекдот. Звонит клиент своему брокеру, а тот ему говорит: «У меня для вас две новости, плохая и хорошая». Клиент: «Какая плохая?» Брокер: «Купленные вами акции провалились и вы потеряли весь депозит». Клиент (с надеждой): «А какая же хорошая?» Брокер: «Падение было краткосрочным и котировки вскоре восстановились».

Я очень рад, что не работаю на российском рынке и что не участвовал в событиях, которые привели к рекордному росту за день.
____________

Комментарии, в общем-то, ни к чему, но прогноз?

Прогноз имеет смысл для тех, у кого остался депозит. Сохранить его на Уолл-стрит было больше шансов, чем в Москве.

Да и нет прогноза в ситуации, которая уникальна, потому что нет опыта размером более 60 лет – ни у кого. Опыт десятилетия не работает и где-то даже вреден. Сейчас нельзя мыслить стереотипами. А все прогнозы исчисляются благодаря стереотипному, повторяющемуся поведению рынка.

Нет прогноза, однако есть вера.

Нью-Йорк не вымер. Это по-прежнему большой город. Семьсот миллиардов – это серьезная поддержка. И как гласит старинная пословица, самая темная ночь бывает перед рассветом.

Лично я самый страшный день 17 сентября провел очень правильно с точки зрения биржевой торговли. Во вторник я повстречался с одноклассником, которого не видел 21 год, и напился с ним до полной зюзи (к главному акционеру «Мечела» г-ну Зюзину данное выражение отношения не имеет). Поэтому среду я проспал. Всю!

А что еще делать самой темной ночью?

Я не видел ужасных минимумов всех без исключения мировых индексов. У меня не было соблазна выпрыгнуть из падающего самолета.

Зато в четверг и пятницу меня ждали первые лучи слабого рассветного солнца – еще неверные, еще ненадежные.

(Всего прочитано 37 раз, из них 1 посещений сегодня)
0