Чтобы не погрязнуть во множестве различных правовых, политических и страновых особенностей, решено было сузить задачу до исследования деятельности ЭПС, попадающих в сферу применения исключительно российских законов. И, тем не менее, результаты оказались получены, мягко говоря, неожиданно неоднозначные.

Господствующей на российском рынке ЭПС на сегодня является агентская схема: система принимает от пользователя денежные средства в наличной или безналичной форме и в дальнейшем от его или своего имени и по его поручению осуществляет расчеты в оплату товаров-работ-услуг контрагентам пользователя по его усмотрению.

Конкретное воплощение этой схемы в различных ЭПС может незначительно разниться:
— «предоставление Оператором Системы Пользователю возможности использования Системы в целях оплаты товаров/услуг, реализуемых Продавцами на определенных Соглашением условиях»,
— «предоставление Оператором Пользователю возможности с помощью Системы оплачивать товары (работы, услуги), предлагаемые Поставщиками в сети Интернет», где «Оператор действует в качестве агента Поставщиков на основании заключенных с ними договоров по приему платежей от Пользователей»,
— «Оператор обязуется принимать от Пользователя авансовые платежи с целью последующей оплаты полученными денежными средствами товаров или оказываемых услуг, приобретаемых Пользователем у Сервисов и фиксировать на Счете в Платежной системе возникновение, изменение или прекращение взаимных прав и обязательств Сторон по настоящему договору».

Мы сознательно не указываем здесь авторство конкретных ЭПС, ибо очевидно, что во всех процитированных схемах суть остается примерно одна. И эта агентская суть как раз потенциально и чревата, на наш взгляд, опасностями вовлечения ЭПС в косвенную или прямую ответственность за «неправильную» сделку».* 

Кстати, пора определиться, что мы понимаем под этими словами.

В общем случае, существуют запрещенные виды деятельности (рэкет, торговля людьми…) и товаров (наркотики, ядерные боеголовки…).  Встречаются ограниченно разрешенные (лицензируемые) виды деятельности (выдача кредитов…) и товаров (алкоголь, лекарства…). Имеются также запрещенные категории плательщиков (несовершеннолетние, Усама бин Ладен, хакер, укравший персональные данные владельца Интернет-кошелька…) и плательщики, правомерность исполнения которыми платежей подлежит контролю (жители США, играющие в Интернет-казино…).

Должна ли ЭПС гарантировать и обеспечивать на деле отсутствие даже единичного случая проведения ею платежей по всем этим категориям «неправильных» сделок? И что, если да, а платеж все-таки проведен?

По действующему Гражданскому кодексу агент, действующий от имени и по поручению клиента, в общем случае не будет нести перед ним ответственность в случае невыполнения третьим лицом своих обязательств по заключенной агентом сделке.

В то же время, ст. 16 Закона о защите прав потребителей предусматривает, что условия договора, ущемляющие права потребителя, по сравнению с правилами, установленными законами или иными пра¬вовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействитель¬ными. Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у потребителя возникли убытки, они подлежат возмещению исполнителем в полном объеме. Эту норму следует учитывать оператору ЭПС при заключении с клиентами договоров, переносящих на них всю ответственность и риски.

Интересно проанализировать и конкретные составы уголовных преступлений, зафиксированных в российском законодательстве и потенциально касающихся «неправильных» сделок, оплачиваемых в ЭПС.

Вот, например, как звучит ст. 242 УК РФ: «Незаконные изготовление в целях распространения или рекламирования, распространение, рекламирование порнографических материалов или предметов, а равно незаконная торговля печатными изданиями, кино- или видеоматериалами, изображениями или иными предметами порнографического характера».

Каждая система, работающая по агентской схеме, должна, как нам кажется, решить для себя — и видимо, такое решение существует не в области телефонного права, а в российском правовом поле —  как ей «в случае чего» откреститься от обвинений в опосредовании распространения и особенно незаконной торговли по тем или иным категориям «неправильных» сделок. Одних драконовски составленных оферт, в которых пользователь вынужден в каждом пункте истошно кричать о своей благонадежности ныне и впредь, а система с довольным видом принимает его заверения на веру, здесь явно недостаточно. Нужны действенные механизмы проверки и контроля  действий пользователя системой.

* Попутно выражаем респект нашему коллеге, ведущему колонки «Де-юре» В. Колосову, который первым в экспертном сообществе обратил внимание на хрупкость конструкции «авансовых платежей», якобы принимаемых агентом-ЭПС от физлиц в адрес сервис-провайдеров: пользователь, покупая скретч-карту ЭПС, не вносит «аванс», ибо зачастую еще не знает, кому, когда, за что и сколько будет платить со своего электронного кошелька.

(Всего прочитано 15 раз, из них 1 посещений сегодня)
0