Начало статьи: Будущее денег: оно гибкое, безналичное и почти бесплатное. Часть 2

Новые способы оплаты

Twitpay. Позволяет напечатать сообщение другу в Twitter’е, указать количество долларов, и Twitpay сам переведет средства на его счет в PayPal’е.

Zong. Вместо того чтобы вводить информацию своей кредитной карточки каждый раз при совершении онлайн-покупки, пользователь пополняет баланс своего мобильного, и оплата снимается в конце месяца со счета телефона.

Square. Проект Джека Дорси (Jack Dorsey), одного из учредителей Twitter’а, который с помощью небольшого устройства превращает любой iPhone в считывающее устройство для кредитных карт.

GetGiving. Это мобильное приложение использует PayPal, позволяя благотворительным организациям получать небольшие пожертвования — без обычных непомерных комиссий за использование кредитных карт.

Hub Culture. Путешественники могут избежать проблем и лишних трат при обмене долларов на евро, совершая платежи в виртуальной валюте через международную сеть терминалов.

*     *     *

Будущее денегЭто разновидность революционного пыла, который PayPal всегда стремился разжечь. Питер Тил (Peter Thiel), соучредитель PayPal’а и непреклонный либертарианец, открыл свою компанию ради создания негосударственной денежной системы. Чтобы позволить каждому быстро и легко переключаться между валютами. «PayPal предоставит каждому гражданину всемирной сети больше прямого контроля за их валютой, чем когда-либо прежде», — сказал он новым служащим в 1999 году, согласно Книге Войн PayPal’а. — «Коррумпированные правительства практически не смогут красть богатства своих людей».

Однако большую часть своей истории PayPal работал в основном в качестве сервиса, предоставляющего возможность расширенно применять кредитные карты в онлайн-реальности, а не в качестве «гранатомета, направленного против системы». Потребители не собирались использовать PayPal для бегства от тирании государственной валюты. Зато они хотели тратить деньги в интернете, не раскрывая данные своих кредитных карт миллионам различных продавцов. С наступлением миллениума PayPal довольно часто работал как онлайн-компания по обслуживанию кредитных карт, взимая процент с торговцев за каждую транзакцию, перемещающую средства с банковского счета покупателя на банковский счет продавца.

Но кое в чем еще сохранялись намеки на революционные возможности PayPal’а. В отличие от компаний кредитных карт, PayPal’у не надо было создавать и содержать дорогую цифровую сеть, соединяющую продавцов и банки по всему миру. Он управлял всем этим через интернет. Не было необходимости в считывающих устройствах для кредитных карт, что устранило необходимость в провайдерах систем для точек продаж. Пока компании кредитных карт платили процент банкам — наследие тех дней, когда было необходимо покупать их сотрудничество, PayPal сделал ставку на коммуникационные системы, позволявшие производить цифровые транзакции, такие как прямой депозит или автоматическая оплата счета без удержания комиссии.

Кроме того пользователи PayPal’а могли хранить свои средства на счетах в PayPal’е, накапливая проценты и продолжая торговать ими с другими пользователями. И это совершенно не затрагивало банки или кого-то еще извне экосистемы PayPal’а — теневая экономика в чистом виде. Все эти преимущества означали, что PayPal мог брать меньшую плату с транзакции, чем традиционные компании кредитных карт. Это могла быть отличная бизнес-модель, но она точно не меняла правила игры.

В прошлые годы множество других компаний приходили на рынок со своими собственными инновациями наподобие PayPal’овских. Это приводило к дальнейшему уменьшению маржи по сравнению с традиционной моделью использования кредитных карт. Например, программы платежей Apple’вского iTunes и Research in Motion уменьшали удерживаемый процент с транзакции, за счет совмещения покупок потребителя, прежде чем отсылать их для обработки в компанию кредитных карт. (Вот почему вы обычно не видите несколько 99-центовых пунктов на счету своей кредитной карты; они обрабатываются как одна сумма). Виртуальные валюты — от Microsoft Point до Linden Dollar — поощряют внутреннюю торговлю. При этом компании кредитных карт получают свою долю только тогда, когда пользователи покупают эту валюту за реальные деньги. Сокращая свое взаимодействие с традиционными системами транзакций, эти компании могут себе позволить выжать дополнительные пенни выгоды с каждой продажи — которые могут собраться в миллионы долларов, превращая эти платежные платформы в их собственные генераторы прибыли.

Еще дальше PayPal ушел от своих революционных корней в 2002 году, когда был куплен аукционом eBay за 1,5 миллиарда долларов. Внезапно сервис, который был предпочитаемым платежным методом на сайтах, стал полностью сосредотачиваться на упрощении работы аукционов. С 2005 по 2008 год PayPal шел как платежный провайдер, обеспечивавший сначала 47% аукционов eBay, а в конце — уже более 60%. Представители eBay ожидают около 75% к 2011 году. Это была отличная стратегия, пока eBay расширялся.

Однако последний год, когда у руля компании стояла Мэг Витман (Meg Whitman), доходы аукционной платформы стали все больше сокращаться. Это четко показало команде PayPal’а, что пора снова проявлять активность. PayPal стал работать со сторонними продавцами, и за 2007 год через его каналы прошло 47 миллиардов долларов платежей. Хотя это, конечно, жалкие гроши по сравнению с триллионными суммами, вращающимися через финансовые учреждения.

Скотт Томпсон (Scott Thompson), технический директор PayPal’а, стал встречаться с Осамой Бедиром (Osama Bedier), вице-президентом по торговым технологиям, и его командой. Как, спрашивал Томпсон, PayPal может получить больше от этого бизнеса?

Группа Бедира утверждала, что потребители PayPal’а, похоже, имеют множество идей. Они долго ждали от PayPal’а, что тот расширится и в другие бизнес-сферы: обработку платежных ведомостей, выставление счетов, передачу средств от бизнеса к бизнесу. Но разработка подобных сервисов могла занять годы, а выбор времени был не совсем подходящим. Бедир указал на то, что пользователи PayPal’а отвечали за множество самых успешных нововведений компании: и в первую очередь те пользователи, которые перетащили PayPal на eBay. (Первоначально компания выступала против такого шага). Остальные пользователи наполняли допущенные на PayPal’е «банки для советов», которые получили широкое распространение в блогосфере. Что если компания откроет свой код, созданный ее разработчиками, и превратится из сервиса в платформу? Что если PayPal попросит своих пользователей создать инструменты и функции, которые помогут ему расти?

В теории Томпсону идея понравилась, но он был скептически настроен по поводу того, сможет ли группа Бедира ее осуществить. Томпсон, который не так давно покинул компанию VISA, очень часто использовал культуру экспериментаторства, принятую в Силиконовой Долине. С бостонским акцентом, густыми усами и пристрастием к плиссированным штанам и застегивающимся на пуговицы рубашкам, он напоминал пуританского отца компьютерного инженера. «Там, откуда я пришел, не принято вот так просто давать разработчикам доступ к счетам и позволять двигать деньги туда-сюда», — говорил он.

Бедир прожил в детстве несколько лет в Орегоне, пока его отец получал степень доктора философии. Когда семья вернулась обратно в Египет, Бедир придумал план, как вернуться в США. Он убедил своего отца, чтобы его друг — IT-менеджер из Государственного университета Орегона — взял над ним опекунство. После этого Бедир больше не покидал Соединенные Штаты. А теперь он направил всю силу своего убеждения на Томпсона. Он сказал, что докажет — с открытой системой можно добиться большего.

Но сначала он должен был выяснить, будут ли разработчики сами работать. Для этого он в конце 2007 года отправился в поездку, чтобы встретиться с людьми, которые уже работали с ограниченным кодом PayPal’а. Он встретился более чем со 100 разработчиками, многие из которых стремились помочь создать более простую и гибкую систему. PayPal вынуждал покупателей и продавцов проходить несколько шагов для завершения транзакции: зайти на его сайт, заполнить формы, подтверждающие подлинность счетов. Разработчики же предлагали нечто большее: настоящую цифровую валюту, которую можно было бы использовать на любом веб-сайте. Это должно было давать возможность деньгам двигаться так же легко, как и электронной почте: отправлять средства одним щелчком, из любой точки в Сети и кому угодно.

В апреле 2008 Бедир провел встречу в штаб-квартире eBay на North First Street, где он представил свою идею управляющему Джону Донахо (John Donahoe) и его лейтенантам. Когда Бедир закончил, он был ошеломлен, получив аплодисменты. «Это было наподобие включения лампочки, — сказал Донахо. — Я так и сказал, что он получит неограниченное финансирование. Это бизнес с самым высоким потенциалом, который я только видел за всю свою карьеру».

Для проектирования платформы Бедир нанял разработчиков из банковского сектора и отрасли авиалиний. Вскоре попросили привлечь и остальных инженеров PayPal’а к работе над проектом. Они видели в этом возвращение к первоначальным амбициям PayPal’а, когда Питер Тил и его соучредитель Макс Левчин стремились создать полностью новую валюту — а не просто инструмент, с помощью которого люди могли бы продавать друг другу бывшие в употреблении роликовые коньки. (Из уважения к этому наследию команда Бедира назвала свой проект X.com — в честь платежной компании Элона Муска (Elon Musk), с которой PayPal слился в 2000 году). В ноябре 2009 года PayPal выпустил платформу. В дополнение к идеалам в духе «сделай сам», X.com будет иметь еще одну черту, которая должна напугать традиционные платежные конгломераты: новую систему сбора комиссионных, которая составит одну треть от того, что с продавцов удерживали компании, обслуживающие кредитные карты.

Независимо от того, как будет выглядеть будущее денег, оно наверняка будет зависеть от таких людей как Кристиан Ланнг (Christian Lanng). Высокий и плотный 31-летний мужчина с оперным голосом, Ланнг сидит на кушетке в доме своего венчурного покровителя в Копенгагене. Когда он говорит о способе обработки платежей банками и компаниями кредитных карт, то расстраивается, его полное тело напрягается, а голос повышается, пока не начинает отражаться от совершенно белых стен. «Это самое главное поле битвы капитализма! — говорит он. — Это его самое сердце».

Месяцами он и приблизительно еще дюжина кодеров создавали компанию электронных счетов под названием Porta. (По другим источникам, Ланнг собирался переименовать свою компанию в TradeShift). Наконец, сервис был запущен в двух регионах Северной Европы и в одном из самых больших городов Бразилии, но у Ланнга на уме нечто совершенно большее. Он видит динамические счета — постоянно проверяющие обменные ставки или, например, цены на лесоматериалы. И когда цена минимальна, они автоматически направляют ордер на снятие средств для совершения покупки. Большая часть информации уже доступна — есть множество баз данных, которые представляют информацию по ценам в режиме реального времени. И у него уже есть информация по счетам своих клиентов и все жизненно важные данные. Однако у Porta нет технологии экспертизы для самостоятельного управления транзакций. Вот почему Ланнг программирует на основе X.com.

Пока PayPal избегает использования революционной риторики. При обсуждении своей роли представители компании меньше всего похожи на Тила, склоняющегося к свержению системы. В данный момент они больше похожи на потенциальных воров, прогуливающихся по ювелирному магазину, но пока выглядящих безопасно. «Мы не являемся альтернативой кредитным картам. Наоборот, мы используем кредитные карты в электронном кошельке PayPal ‘а! — говорит Донахо. — И в этом часть красоты PayPal ‘а». А потребители, которые традиционно были защищены от торговых наценок и методов компаний кредитных карт, могут даже не беспокоиться, используют ли продавцы PayPal.

Но даже если PayPal никогда не выстрелит, уже ясно, что люди ищут альтернативу кредитным картам. В 2009 году задолженность американских потребителей по кредитным картам стала самой низкой за десять лет. Снижение наблюдалось на протяжении 10 месяцев после наступления рецессии. Тем временем, пока потребители, получившие финансовый удар, боролись за совершение платежей, компании кредитных карт проявили себя как символ безразличности и жадной бюрократии. «Как давний участник индустрии кредитных карт, я заинтересован в контроле над тем, что происходит прямо сейчас. Поскольку компании кредитных карт фактически увеличивают затраты на кредиты, они поднимают свои расценки, из-за чего люди отказываются от использования кредитных карт, — говорит Джек Стивенсон (Jack Stephenson), глава стратегии PayPal’а. — И прямо сейчас отношение большинства людей к своим компаниям кредитных карт — противоречивое, со смешанными чувствами и совсем не теплое. Поэтому я не думаю, по крайней мере, в ближайшие три-пять лет, что PayPal должен что-либо предпринимать, чтобы убедить людей не использовать в интернете кредитные карточки. Мне кажется, люди сделают этот выбор самостоятельно».

Поколение назад, когда люди сделали выбор и перешли на использование пластмассы, кредитные карточки не занимались банальным копированием наличности. Тогда они фундаментально изменили то, как мы используем деньги. Та непринужденность, с которой можно было совершать покупки, поощряла людей приобретать намного больше, чем они делали до этого. Предприниматели внезапно получили доступ к легким — хотя и с высокими процентными ставками — займам, обеспечивая бурное развитие экономики. Сейчас, когда сложно предсказать, чем обернуться нововведения платформы PayPal’а, можно с уверенностью сказать, что платежную индустрию ждут драматичные изменения. Когда деньги станут полностью цифровыми, легко перемещаемыми и свободными от различных препятствий, мы снова пересмотрим сове понимание экономики.

(Всего прочитано 23 раз, из них 1 посещений сегодня)
0