Андрей Борисенков,

Директор по развитию Advapay

Андрей БорисенковПо мнению представителя одного из ведущих европейских банков BNP Paribas Andreas Lambropoulos, высказанному в недавнем интервью порталу Finextra, в будущем роль банков в финансовых услугах будет стремиться к роли back-end, уступив технологическим компаниям роль front и middle офиса.

«Стартапы помогут банкам создать будущее. В ближайшие годы финансовая индустрия в целом радикально изменится. При этом, мы говорим о решении включить финтех-стартапы в наши инновационные проекты, иметь дело с ними, помогать им и трансформировать их потенциал в будущее банков”.

С одной стороны, в существующей банковской системе данный подход не является пока общепринятым, с другой же – в нем есть зерно смысла и соответственно будущее.

Попытаемся рассмотреть данную перспективу в этом небольшом обзоре платежного  рынка.

Итак, банки, уходя в некоторых видах своей деятельности на второй план, выпускают впереди себя компании, предлагающие непосредственные бизнес-решения клиенту.  Для чего это может быть нужно?

Давайте посмотрим на тенденции рынка последних лет. Количество стартапов, площадок фандрайзинга для них, различных кик-старт проектов таково, что само понятие «стартап» в ряде случаев носит негативную окраску. Вполне понятно и очевидно, что 90 процентов всех этих проектов закончит свой бизнес-путь там же, где и начинали – на тех же самых площадках по сбору средств для них, а креативные их создатели, потеряв к ним интерес, найдут свой путь в следующих проектах и следующих за ними идеях. И это нормальная статистика для высокорискованных инвест-проектов, так как 10% прибыльных стартапов должны перекрыть 90% убыточных.

И именно эти  10 процентов на самом деле интересных и работающих бизнес-идей, которые и являются  тренд-сеттерами для следующих нескольких лет, будут востребованы и, как следствие, хорошо оплачены пользователями. И не надо быть гуру финансового рынка, чтобы понимать, что на новых проектах, на новых услугах и передовых технологиях процент прибыли гораздо выше нежели на тех сервисах, которые уже предлагаются широким рынком.

Но каким образом банк может находиться на пике новых технологий и веяний рынка, не рискуя при этом, как минимум своей репутацией в случае неудач?

Ответ достаточно прост. Хорошей организационно-правовой основой могут быть лицензированные европейские Payment institution и E-money institution.

Более того, некоторые европейские регуляторы, например FCA (UK) предоставляют режим наибольшего благоприятствования для финтех-стартапов.

Почему мы говорим именно о Европе? На это есть несколько причин. Первая из них законодательная: Еще в 2009 году в Европе вступила в силу  директива, регулирующая деятельность платежных операторов PSD, 2007/64/EC. За эти почти 10 лет регуляторы накопили достаточный опыт работы с такого рода компаниями, а банки и международные платежные системы поняли специфику деятельности таких клиентов.

Компания, обладающая такой лицензией, может оказывать клиентам следующие услуги:

  • Открывать и обслуживать счета электронных денег/платежные счета своих клиентов – юридических и физических лиц (в том числе с присвоением IBAN);
  • Осуществлять выпуск финансовых инструментов, в том числе – предоплаченных и дебитных банковских карт;
  • Осуществлять денежные переводы без открытия счета (remittance);
  • Принимать платежи в пользу своих клиентов различными способами, включая платежи с банковских карт, переводы, SWIFT/SEPA-платежи и др.

Иными словами — оказывать фактически те же банковские услуги (за исключением кредитования и инвестиционной деятельности), не являясь при этом банком. Стоимость создания и владения платежной компанией на порядок ниже, чем стоимость банка или даже российского РНКО, а внимание регулятора к деятельности payment institution  существенно меньше.

Таким образом, создание платежного бизнеса в Европе дает инструмент, позволяющий банкам эффективно решать ряд новых задач. Создание европейского payment institution или e-money может стать для российского банка или платежной компании дополнительным способом диверсификации бизнеса. К тому же, масштабы рынка платежных услуг Европы несопоставимы не только с объемом платежного рынка РФ, но и всех стран СНГ.

В Европе есть ряд «нишевых» применений решениям на базе payment institution для  различных отраслей платежных услуг, например, трансграничные переводы или оплата услуг в других странах, которые востребованы всегда и могут являться хорошим дополнением к целевым услугам, под которые и создавался payment institution.

Мы рассмотрели бизнес-модель, где европейская компания является посредником между банком и клиентом, принимая на себя часть рисков, которые нежелательно иметь банку.

Но только ли репутационные и финансовые риски можно обойти используя Payment institution? Конечно, нет! Любой человек так или иначе сталкивавшийся с внедрением новых сервисов внутри банков рано или поздно слышал эти печальные фразы «наша служба безопасности этого никогда не пропустит» или «внедрение этого сервиса в АБС банка займет от полутора лет и выше» и наконец «банку это не интересно, так как затраты на проект слишком высоки». Может ли payment institution помочь в этом случае? Конечно же, может!

Любая имплементация может быть проведена в гораздо более сжатые сроки. Она никак не затронет АБС и другие информационные системы банка, так как по сути своей payment institution является отдельной структурой, которая может быть связана с банковской АБС и иными ИС только через шлюзы (API).

Стоимость самого программного обеспечения, используемого payment institution как правило существенно ниже стоимости банковского софта. То же самое касается и стоимости имплементации. Как правило, данное ПО имеет модульную систему и возможно использовать только те модули, которые необходимы для финансовой деятельности компании.

Немного подробнее остановимся на лицензии PI и ее видах.

В соответствии с уже упомянутой выше директивой PSD, 2007/64/EC Платежное Учреждение (Payment Institution)  существует в формате Small PI и Authorized PI (API);

  • Для Small PI нет специальных дополнительных требований по размеру уставного капитала, однако при этом максимальный оборот такой компании в большинстве стран ЕС не может превышать 36 000 000 EUR/в год;
  • Для API с полным набором услуг размер уставной капитал должен составлять не менeе 125 000 EUR.

Эмитент Е-денег (E-money issuer) в соответствии с принятой позднее E-Money Directive (2009/110/EC) (EMD) так же различается на Small E-money (эмиссия электронных денег до 5 000 000 EUR) и Authorized E-money Issuer.

  • Требования к размеру уставного капитала для Authorized E-money – 350 000 EUR.

Стоимость самих юридических услуг по получению лицензии составляет обычно от 50 000 до 150 000 EUR. Временные рамки получения лицензии – от 3 месяцев до 1 года в зависимости от типа Payment service provider и его видов деятельности.

Даже по сравнению с ценами на лицензии российских РНКО, стоимость европейского лицензирования более, чем приемлемая.

Здесь же стоит упомянуть еще одну важную вещь: европейский рынок имеет очень четко очерченные правила игры и достаточно совершенную законодательную базу которая при этом находится в постоянном динамическом развитии (до конца 2018 во всех странах ЕС вступает в силу новая версия платежной директивы – PSD 2). Это означает, что компания, соответствующая требованиям регулятора, обязательно получит нужную лицензию и при дальнейшем соблюдении этих правил сохранит ее.

Несколько слов о юрисдикциях. Несмотря на то, что платежная директива является общеевропейской, каждое государство имеет собственное законодательство, регулирующее деятельность такого рода компаний и отдельные нюансы законодательства могут отличаться от страны к стране. Как и все законодательные акты ЕС, PSD и EMD директивы, являются юридическим базисом, на котором каждая страна Евросоюза, каждый регулятор, отстраивает свое местное законодательство. Отсюда появляется некоторая разница в его трактовке, требованиях регулятора и правоприменении.

Европейской финансовой столицей, как и в банковском мире, по-прежнему является Лондон. Великобританией выдано более 500 лицензий API и более 1000 лицензий SPI. Так же пользуется популярностью Чехия – более низкие относительно других стран ЕС цены на аренду офисов, заработная плата персонала, фактическое отсутствие языкового барьера. Плюсом всех стран с отличной от евро валютой является возможность зарабатывать на обменных операциях. Иными словами, выбор юрисдикции стоит проводить с учетом требований будущего проекта и особенностей регулирования в конкретной юрисдикции.

Очень часто в разговоре о PSP возникает ряд вопросов, которых  тоже хотелось бы здесь коснуться

Кто может быть клиентами платежных компаний?

Любые физические и юридические лица.

Если лицензия PSP выдана в одной стране ЕС, то где можно работать?

Ваши клиенты могут находиться в любой стране мира. Но нужно отметить, что открывать физический офис присутствия (офис обслуживания клиентов) в других странах ЕС позволяют только полные лицензии API или EMI, для этого разработана специальная процедура «паспортинга».

Как осуществляются AML/KYC-процедуры в PI или EMI?

Они точно такие же, как и у традиционных банков. Все клиенты должны быть соответствующим  образом идентифицированы и проверены по black list. Все транзакции проходят контроль подозрительных операций в установленном порядке. А для PSP с лицензией в Великобритании и ряде других стран возможна удаленная идентификация клиентов – на основе сканов документов, без личного присутствия и посещения офиса PSP.

Как часто бывают проверки?

Каких-либо обязательных сроков проверки регулятором нет. Существуют  только требования по своевременному предоставлению отчетности. Важный для открытости бизнеса момент: все проверки, включая выездные, осуществляются только после предварительного уведомления. Без привычной нам неожиданности.

Могут ли PSP открывать счета в российских банках?

Да, могут, как счета нерезидентов.

И основной вопрос:

Не являются ли Payment institution конкурентами банков?

Нет. Напротив, партнерство здесь может быть очень выгодным обеим сторонам. Для банков это:

  1. Сокращение сроков и затрат на запуск инновационных клиентоориентированных сервисов.
  2. Снижение и диверсификация рисков банка
  3. Как следствие – повышение конкурентоспособности
  4. Для российских банков и компаний – хороший инструмент диверсификации бизнеса и выхода на европейские рынки платежных/банковских услуг.
(Всего прочитано 234 раз, из них 1 посещений сегодня)
7